Переписка К.К. Кузьминского с В. Лапенковым (2002-2015)

    //с сохранением авторской орфографии и пунктуации//

 

 

2002 - 2003 - 2004 - 2005 - 2006 - 2007 - 2008-2009 - 2010-2011

2012 - 2013 - 2014-2015 - памяти ККК

 

от ККК

5-ое,

в предрождество и далее

 

да, володя,

во-первых вы – типический пост-модернист,

а во-вторых – смотритесь (по тексту) старше меня

 

вычетом дел домашних, понятственных, остатнее отношение к жизни и словесности – отдаёт «пессимистическим оптимизмом» (моим, кстати – но в обратном порядке: я – оптимистический пессимист – запутался: ровно наоборот: ожидаю худшего, получается отчего-то лучше, что радует)

 

быт (тамошний) – мне поневоле, умозрительно, знаком: кузинка с мужем, типичные технари-завлабы 70-х, ныне празднуют 55-летие – куриными окорочками(!) и винегретом

а тогда, треть века тому – было ровно наоборот: это я праздновал своё 33-летие – маленькой, и хлебушкой на закусь

а мой гуру, валя левитин – и ваще, всю жизнь питался винегретом (как и великий василь яклич ситников, к слову)

винегрет (с селёдкой) я ненавижу со школьных времён – во времена смерти деспота и тирана… (и чай, с одинарным сахаром, там же тогда же)

 

кстати, как пишется «винегрет»?… «вини»?…

странное слово какое-то

 

далее, о «читателе и писателе»: тако и называлась моя первая эсся, в НРС (когда детективщик жора вайнер, редакторствуя в органе №1, призвал меня, по ошибке, вести колонку еженедельную, за год 41 эссю и ляпнул)

д.я.дар, естественно, прав, как всегда (ежели эмпириокритически), а практически – лерка молот перевёл в 60-70-х беккета, мрожека и роб-грийе – для аудитории в 5 человек, сейчас оно прибавилось – но, скорее, разбавилось

мне они, вычетом эро-роба, были как-то абсолютно ни к чему, но сучий беккет застрял в мозгах, как заноза (как и по ЕДИНОМУ разу весь читанный фёдор михалыч)

 

читателя я не зрю – с 1962-го, со своих 22-х

а «пишу – потому что пишу», и «меня это развлекает» (портосом)

учить (вычетом «учеников», по дару) – я никого не хочу и не желаю, да и – зачем?..

 

как в январе 61-го, ко мне – 20-летнему ещё «мэтру», друг мой и молота, юрик климов – привёл трёх сосунков, 16-17-летних: пазухина, соколова и КРИВУЛИНА (самого худшего из них), так они для меня и остались

а уж и мэтра («занявшего вакантное место бродского» – топоров), кривоного-волосатого, уж лет с пяток как нет

а его куда как более гремевшие соперники – олежка охапкин и витюша ширали – по дурдомам и в затворничестве

один эрль мне мил: чирикает, не взирая на погоду

петя чейгин – всегда был грибком-боровичком, стоявшим одиноко в стороне, под ёлочкой

ну, а боренька куприянов – мирро точит, и доски мнимореальные вешает, памяти тётки таньки

 

и не осталось ни у кого, вычетом диэтического кривулина, «читателей» (паче – почитателей)

а у меня их, к слову – и не было

даже поэтики помладше (перечисленные) – ценили-принимали лишь отдельные тексты, выборочно-по вкусу – помню, что

целиком мою «башню», писанную при них (равно и «поэмы герметизма»), не кушал никто

а и сейчас «башню» – оптом переварили лишь мои исраэльские шизы-поклонники, и отфаксимилили на сайт

но и они – как бы «прото-читатели», из отряда (точнее, вида) «простейших»

 

менее ещё – понимают мои «магазинники», коих породил и выкормил тут

(со скрипом потянули сдвоенный нумер, ¾, со мной, эрлем и вашими «медиташками», 5% от общей шизы; нумер везут эрлю и вам)

 

процент «с кем можно» (срать ли на одном поле, либо, что важнее – пить и хулиганить) – неизменен, где бы то ни было

процент, практически, нулевой – после нуля с запятой

 

занялся я как-то статистикой «газаневщины», начитал на питер 1975 – с сотен 5 пишущих-бренчащих-малюющих, да по 10 поклонников на рыло, итого: 5 тысяч, на 5-миллионное народонаселение питера (и окрестностей: колпицы и пушкина, к примеру)

тот же процент: пятеро – на 5 тысяч брайтона – я обнаружил и тут

0,1%, не взирая на социо и рацио

и это ещё – много

 

так что выкладки: кто читал про дара (а кто – остальное), дают тот же процент

 

молот, в 60-е, говаривал: «можно писать, как единицы для тысяч, можно – как сотни для сотен, и можно – как единицы для единиц; писать, как единицы для тысяч – я, вероятно, не могу, писать, как сотни для сотен – я не хочу, остаётся – писать, как единицы для единиц…»

и был категорически прав

читателей у него было – ровно 5 штук; нынешние читатели его беккета-мрожека-роб-грийе – ну, пятеро и способны оценить (пяток оценок и слышал)

сам же молот – вычетом горсти текстов в антологии моей – не издан и по сю

а вот д.я.дар – в него более чем въехал…

 

… заполночь

в 6 часов вырубило к хуям свет(пока писал, что-то пропало) – и до 11-ти

такова сельская жись

заряжал керосиновые лампы, обгваздал весь сортир

о чём писал – не помню

 

… пришли из исраэля 2 перевода «лорелеи» илюши бокштейна (публикация сестры)

а в питерской «руси», православно-патриотической (бля) – 3 переврода того же гейне, на конкурсе графоманов

надо заколлажить

 

почему мне всё время хочется назвать вас «витей»?…

(у меня ещё похуже тандем есть: поэт-буддолог володя ТАНЧУК и поэт-переводчик витя САНЧУК, вот где путаница)

 

геночка и звонит и писма пишет – отчего радостно на душе

 

а останин – достаёт меня какими-то требованиями «текстов» для книги увечных лауреатов белого

с интернету он «башню» снять не может

 

ну, дай Бог, мыкола отправится в питер – привезёт вам и ерлю журнал

 

на этом прощаюсь,

ваш завсегда ККК

 

From: VLapenkov <up12s632@omnisp.ru>
To: Kuzminsky Constantin <Kuzminsk@ptd.net>
Sent: Monday, January 06, 2003 7:16 AM
Subject: Re  

Дорогой ККК, фотки впечатляют: та, где аксаков новалиса буддит, ужо распечатана и украшает левый торец правого шкапа. Душевно и символично.

Что же до мамуасской дедовщины, то мой народ не въезжает, а мне как-то даже и грустно становится: в нашем-то филозофском возрасте и так пластаться пред сытой молодой буржуинией для-ради реноме проклятого...

А вот за новейшее отеческое поколение я спокоен (если его какой экологический клон не раздавит): им уже не нужны худ-профи для ежей-чижей пыжащие, сами шмаляют. Посылаю в аттачке свой митьковский портрет работы моей пятилетней внучки (с добавленной уж для доски биомеморией фотопочета), да стишата Данилки (внука покойного Валеры Холоденко) - сериал про "Питуню", написанный им между шестью и девятью годами.

Но отпрыски нашего - примерно - поколения поговнистее будут.

Митёк Шигашов (сын Юры), психоложец и триллермейкер, еле-еле выдал какой-то рассказ отца для нового сборника прозы 70-х, после того как я натравил на него всю редакцию, и даже для простейшей анкеты папашиной времени всё никак не найдет.

То, что Эрль еще фунциклирует - славно, я было хотел узнать у Вас его мыло (смешно, конечно, дважды через Атлантику), но буквально вчера мне сообщил один наш с ним общий знакомый его телефон. Рискню-позвоню, ежли он захочет со мной разговаривать. Звонил, кстати, недавно Сосноре: полный финиш. Супруга его переводила ему мои слова, а он отвечал сам как из космоса. Ничего не хочет, никого не помнит. Deus otiosus. Горбовский хотя бы пьет.

Банька в глуши чингачгукщины тоже доброе место повыпарить гной ностальгии.
Я-то по баням прокочегарил больше десяти лет (переквалифицировался из трубочистов), знаем-с.
Всех благ. Не перетрудитесь в маклаевском центре.

Ваш В.Л.

 

от ККК январь 2003

мон шер влапенков

 

это ося, вздев на нос очки и в кожаных нарукавниках – отрабатывал как бухгалтер свою денежную повинность перед итээрщиной («это мы читать не будем… это вам неинтересно… записок не посылать…не аплодировать…» – по отчёту моего ученичья о чтении лауреата)

 

я же, напротив, исполняя свои папуасские поэмы (а пишу я, к слову – на диалектах замбии, занзибара и уганды, на японском, на манси, на нео-меланезийском жаргоне ток-писин – это малый перечень), и одеваться вынужден соответственно

буржуазия же (и технари) приглашались на мои хэппенинги в мой арт-подвал, при этом плата принципиально не взималась

исполнение шло под звуковую дорожку, написанную мною с юрой валовым, патриархом «голубых гитар», отца нац.рока

и, к сожалению, видеозапись не состоялась: из трёх хозяев видеокамер – одни явились без, другие понадеялись на первых, а у третьей заболела дочка и она явилась, когда я, матерясь, отмывался в ванной

 

вы меня, володя, за кого-то другого принимаете (за бродского?)

я итээрне с 1962-го года не служил, напротив, использовал эту публику – для публичного оболванивания и оглупления её

что доставляло мне чисто эстетическое удовольствие – видеть их хари по окончании перформанса

задумчивые и тупые, и – грустные

 

старик дар тоже не въезжал – в празднование моего 40-летия, не слабое

а уж моё явление на балу в честь бурлюка… (см. «пчелу», писма трифонову)

 

я, между прочим, родился 16 апреля – в один день с чарли чаплиным и ник-пахой акимовым, двумя великими комиками

(правда, в тот же день и год родилась королева дании маргрет, но и она послужила: в её библиотеке ошизевший от ностальгии младой поэт витя максимов – обнаружил мою антологию, и начал её интернетить, скиснув, впрочем, на первом же томе)

 

так что облик мой вполне должен соответствовать – не публике, а читаемому

 

сейчас, быв приглашён вдовой и.а.(иа-иа), лауреата, на празднование культуры подполья в линкольн-центр, где лившиц-лосев с гандельсманом (и двумя америкашами-лауреатами) будут исполнять хорово аннушку и осю (маришу и осипа тож) –

учиню чего на чтении там (увы, лишь в папахе и бурке, патронташи, увы, потеряны в 96-м, а маузер в деревянной кобуре в линкольн-центр не пронести, при нынешнем контроле, не говоря за неподъёмный «максим»…)

а потом – в кафе «боуэри» – сделаю мормонско-папуасский вечер, из костюмов меняя только – украшенные ракушками нахуйники, закупил тут полдюжины редкостной красоты (покамест они висят на ёлочке, за неимением рождественских игрушек)

 

именно ими – буржуазию и публику я в отверстый рот ебал

моим ученикам нравится

и баста

 

кстати, на чтении в политехническом, в 96-м, когда я читал своих «сирен» – два друга из 60-х, молот и бирюлин – в ужасе вышли, услышав в моей лирике слово «влагалище», 17-летняя же героиня-сирена и 30-летние ученики – сидели вполне до конца

 

это – «к кому» и «для кого»

 

это – лишь для себя

чтоб не скушно было

 

соснорой вы меня ни огорчили, ни обрадовали

что дышит – хорошо (равно и глебушка), а и помоложе «ученички» мои – ширушка и опупкин – не в лучшем здравии

 

с шишом – я всё одно не могу и «лепрозорий-23» уже 2 года в доме найти (видел ведь папку, пару лет назад!), так что с хвостом «крыселов» или без онаго – какая разница

мите просто передать крупноформатное «ФЭ»: я – помню, а он – не чешется

 

асенька львовна, трепетная – своекоштно тщится издать мои ей письмена, достаёт алёша портнов, компуторщик – шлю ему файлы и файлы (а их из программы в программу приходится переводить, три раза)

 

зима у нас мягкая, но снежная: завалило по яйцы и по уши

разгребал вчера снежок, к кормушкам птичьим (потом такой гУся-кардинал сидел, красный!) – сегодня горлышко заболело

а и так – два года назад – начало по утрам чудовищно садиться, сиплю-шиплю, отказался тогда от вечера на 60-летие

 

впрочем, предлагавший феликс комаров – в своём ресторане «москва» (ювелирщик, ролльс-ройсщик, по слухам – казначей япончика и по совместительству капитан ФСБ) – для начала хотел брать входные, по 20, с моей нищей аудитории, молодняка

затем – я требовал разгрузить от бочек с солениями его телегу, в центре кабака, поставить туда мой пулемёт «максим», нанять трёх голых блядей – жёлтую, чёрную и белую, исполнять стриптиз, а по случаю потери голоса – обвешаться магнитофонами, как патронташами – и включать их по очереди

6(12?) магнитофонов по двадцатнику, да бляди по 200 в час – таких расходов феликс понесть не мог, наоборот, рвался взимать – вечер я отменил

 

буржуазия меня не любит

равно и я её

 

а вы говорите…

 

сегодня, наконец, емелька от хэрля: вымерзает и прозябает, но жив и грымзит

 

мишины-буковские в АКТе-7 – тиснули мою препохабную поемку, приятный подарок к новому году

рекомендую прочесть

 

в остальном же у нас всё тихо, красота лесная неоперабельная, снеги белые, 4 голодных кота мявчат на улице (в дом не идут: дыкие), птички харчаются, рыбки в аквариуме играют

в доме тепло, народец прёт косяком и стаями (только после новогодья – за дюжину гостей)

я нашёл невероятный суданский «тройной» нож, в змеиной шкуре, заказал (заодно и марроканский, гулять так гулять), тщетно базарю с австралией за роскошный пенданг – хотят каким-то интер-чеком, у меня нет

 

но новый год начали с болячек: сначала я трое суток дристал и спал, грыб желудковый, потом мышь, теперь ангина

ещё одну зиму нам не перезимовать, похоже

 

молот отдыхает в своём поместье (ценой вдесятеро и боле против моего), прямо в противуположном углу штата, выручил меня к новому году денюжкой на сигареты (в банке было – минус 3 доллара, за что впаяли штраф в двадцатку, буржуины-кровопийцы – которым он и служит)

 

словом, все по своим шесткам и углам

 

молодняк к новому году презентировал 2-й выпуск «магазинника» (собираю сейчас посылочку для хэрля), похулиганили – в костюмах и с мегафонами

хозяин кафе в вилледже – был страшно доволен (американцы так не умеют), предложил им помещение в любое время

и мне, соответственно

 

пишу лырыческую поемку 10-летней лизке, которая укатила было с родителями на амазонку (а сейчас в соплях и поносе)

другое бурундучьё мылится на гавайи, ещё одна партия приезжала с аляски через пуэрто-рико, тропа не зарастает

парились в баньке, катались в снежку

сожрали всё что было в доме, изгваздали всю посуду, сожгли все сухие дрова, починили кое-что по мелочам – и исчезли

 

привезли девочку-«леечку», сердешную подружку полины барсковой, из лито славы лейкина – читал ей лейкина образца 1961 года, по памяти, из антологии

 

так и живём

 

чего и вам желаем

 

любуюсь даром в ерушалайме

андреас отписался, гена трифонов звонил проздравить

 

ваш ККК-Миклухо-Маклай

 

от ККК 24 марта 2003

куда вы пропали, володя?
я тут мал-мал пошумел в феврале в н-й
новостей есть

вас нету

ваш ККК

 

From: VLapenkov <up12s632@omnisp.ru>
To: Kuzminsky Constantin <Kuzminsk@ptd.net>
Sent: Wednesday, March 26, 2003 10:51 AM
Subject: letter  

Дорогой ККК! С любопытством жду подробностей Ваших шумных вестерн-ньюсов. На моем восточном фронте без перемен - компьютер, внучка, кочегарка. (Не думаю, впрочем, что кто-то в Питере живет особо полнокровной жизнью - чай, не 70е-80е!). Ни с кем не вижусь, ни о ком ничего не знаю, даже до Эрля не дозвонился. Правда, выловил в инете его речь при присуждении премии Белого с остроумным, хотя и немножко злым, "перевертнем" обо мне.1 С его именами трудно что-либо придумать, ну, разве: "а вон у б... рог горбунова".2

Моя "Арс Россика" появилась, несколько обрезанная, в Звезде, а на сайте Сетевая словесность моя статья о Шекспире.3 Сейчас Звезда (А. Пурин) рассматривает мой меморий, но уже выдвинула две диковинных претензии: в юдо- и гомофобии (во, бля!). Полнейшая дурость-пизданутость, но раз уж натурал и не обрезан, то не отмоешься. А еще пожалел Пурин Геню: мол, обижаю, дедушку дискурсом. Сам Гена не читал ("Чукча, не читатель, чукча - писатель"), но, прекрасно понимая, что мало кто другой станет с искренним интересом реконструировать его юннатские "ужимки-и-прыжки", со своей стороны отказывается от претензий. Так что пока неясно, чем закончится. Кстати, Геннадий что-то сообщил по телефону о последней Вашей статье(?) и обещал прислать мне почтой ксерокс. Он также заявил, что якобы есть на примете спонсёр (некто Кузьмин?) для издания книжки Дара. Не знаю, насколько это трёп, но знаю по опыту, что одному Гене дело доверять нельзя, выйдет – при всем уважении - душко-попкощипательный (класс-)дамский рОман.

Ваш В.Л.
1 «в окне палка как лапенков». 2 Настоящая фамилия Эрля.

3 «Призрак гения, или Окончательное решение шекспировского вопроса»  -http://www.netslova.ru/lapenkov/prizrak.html

 

28марта2003

володя,
не во временах дело, а в людях
которые умеют волну поднимать (или только на ней качаться)
юлька беломлинская живёт полнокровно на 2 фронта
выпустила там прелестную книжку
а маруся климова? (её последний перевод, которым всех терроризирую - я-то уже почти научился читать его)

ну, ежели ходить в "звезду-пизду", да ещё к пурину, а не к алкоголику андрюхе арьеву - то скиснешь
я резвлюсь - в АКТе, ща идёт "достоевский и кристина", в 10-м (а и до того
неслабая поемка была)

геночку я нежно люблю, но в прожекты его не верю (и не верил никогда)
его надо просто нюхать - как цветочек
вот и писал ему - писма
(и в "пчеле" получилось неслабо)

с пуриным и гординым - я и срать бы не сел (а яшке ещё начищу ебало, за
гнусную ложь в мой адрес - ежели появится, не ехать же всякое говно по
стенке размазывать)
а ваще они меня не колышут

есть ерлюша, есть ещё парочка-тройка старых друзей - что греет
а судьбы словесности - решать можно только на бумаге, самому
пишется - и ладно
а что 90% не напечатано - это их проблемы, не мои

сканирнул вот сейчас 40 лет искомую книгу "братья писатели", флит и
малаховский, 1935
да принимаюсь за перевод "большой книги маркизы", сомова
мои уроды издают хулиганский журнал, "магазинник" (привлёк туда эрля, анри - и ваще 8 авторов из 22-х - от меня)

вчера был шаман племени навахо, чистил меня ритуально
завтра приезжают журналисты-латыши
и т.д.
при наличии отстутсвия зубов - ем еврейскую свежую халу с твердокопчёной
брайтонской колбасой, а в холодильнике ещё 2 рульки ветчинных

да закупил индейский фитильный мушкет, тиорадор, и полдюжины клинков - жду

пора и огород копать, сажать, то да сё

зиму как-то пережили

не пропадайте, володя

ваш ККК

 

"махно в линкольн-центре" - в атт.
(а статья т.волошиной - уже в "красном журнале", рядом с юлькой - миша
беломлинский сегодня приносил)

 

Аttachment:

 

МАХНО В ЛИНКОЛЬН-ЦЕНТРЕ

(отчёт в двух – и более – частях, “пока не поздно”)

 

зое эзрохи, эрлю и гиневскому (тайгину, домашёву… – остальных я не люблю, хотя и помню)

 

…мария бродская, вдова поэта, непонятно с чего (не ведая, не подозревая?), пригласила кузьминского, как поэта, на понтовый фестиваль русского “андерграунда” в линкольн-центре

оплатила гостиницу “эмпайр отэль” (350 долларов в сутки*) и 1000 долларов кэшем на карманные, на неделю

и всё это – за одноразовое выступление со стихами, 7 минут (по подсчётам моих компуторщиков – 500 долларов в минуту, какие заработки и биллу гейтсу не снились!… ежели б только побольше этих минут… и “почашче” – анекдотом…)

ну, и устроил я им анархическую проходку на сцену – в текинской самодельной папахе, белой квадратной бурке и чёрной рясе с портупеями, и с ревущим негритянским “бумбоксом”-магнитофоном, под вариации “яблочка” (пополам с “гренадой”) ремеслухи и матюжника, сормовского немца витька слесарева…

каково было после меня лёве рубинштейну перебирать свои карточки (я назвал его “учёным хомячком”, но возлюбил) – ему виднее

что-то там вякал дрыгонощенко, экс-винничанин, своими сделанными под перевод верлибрами, а закончил всё – юз алешковский (на десяточку постарше меня даже) – своими “окурочком”, “лесбийской” и “фонариками” глебушки…

мария, невероятной красоты и элегантности (русско-италийская аристократка), почему-то не была фраппирована (или шокирована), напротив, мило поблагодарила и даже обещалась с дочкой в гости, если кто подвезёт, безлошадную

 

…и, после дивного чтения наташки горбаневской в “самоваре” 29-го (быв при том представлен пайщику барышникову, который, однако, ни на одно моё выступление не пришёл), я направил стопы прямо напротив – в “рюмочную”, оказавшуюся единственным местом, понравившимся мне в нью-йорке

бардак, тарарам, толпа, подают водку с семечками и БУТТЕРБРОД С ТЮЛЬКОЙ (доллара 4 всего!), народец интернациональный и – сотня знакомых за два вечера

(туда я и потратил две сотни из гонорара от марии бродской, и не жалею)

а в буржуазном “самоваре” имени оси – я принципиально не ем (хотя ромку – люблю)

 

(3 февраля 2003)

 

ИЗ ПИСМА ЗОЕ ЭЗРОХИ

 

…вот, вчера ночью вернулся домой (трубы помёрзли, полный разор – сосед чинил, оставленный следить, но зверики-рыбки – в порядке)

как вы и предрекали: “вени-види-вици”

3 перформанса (мой фестиваль “раз-два-три” – первого, второго и третьего), последний, с паршивой фонограммой (решил, по дурости, “под фанеру” – не имея оборудования шевчука/киркорова) – пришлось вытягивать телодвижениями

 

устать – устал

но показал молодняку (как нам показывал – старик бахтерев, в 75-м), что и порох в оных наличествует, и ваще

 

больше всего боялся – в линкольн-центре: понты, буржуазная мишпуха (и с какого уя мария меня туда пригласила – по сю не въезжаю!)

но сделал, и даже – благодарила

 

на вечере 31-го – рейн занудил всех ДВАДЦАТИМИНУТНЫМ совковым предисловием, потом столь же долго читал стихи; горбаневская наташечка – выступила, как всегда, строго и достойно; уфлянд всех рассмешил и покорил; а о моей врагине ленке шварц – не было сказано НИ СЛОВА, будто и не выступала?…

 

тож было и у нас – с дрыгонощенкой (пригова и кибирова, за отстутствием, сократили, и даже мне с рубинштейном не пришлось их читать, а зря: я за диму “концептуальный текст 1974/2003” написал-продолжил!)…

после записей МАНДЕЛЬШТАМА (гениальный скворец!), прослушали средне-совкового пастернака (недаром его не любил, после “сестры”!),

я учинил анархистскую проходку, рубинштейн-хомячок – перебирал карточки, лукавствуя (каждую параллельно бойко читал шустряк гленн максвелл*, английская звезда восходящая…

*тьфу! – читал варёная треска стрэнд, а мне показалось – более живой, и помладше – максвелл), а аркашо – что евонные верлибры (“под перевод”), что их же переводы – что были, что не были

то ж и марк стрэнд, лауреат всех премий и академий – благообразная седина и брада, и – полной отстутсвие чего бы то ни было, столовская треска отварная, и без соли…

гандельсман постарел-поседел, но читал – как поэт (мандельштама-пастернака)

словом, был полный кошер

и если б в заключение юз не спел “лесбийскую” и “окурочек” – на дрыгонощенке б и заглохло, тухлой тоской

 

а я, после проигрыша анархистского “яблочка” (витька слесарева), произнёс речь на мове:

“посвящаю лучшим поэтам питера: олегу охапкину – в дурдоме, не опубликован; виктору ширали – грозит четвёртым самоубийством, практически не опубликован; анри волохонскому и хвосту – в тюбингене и париже; поэту лимонову – в тюрьме; ярославу могутину – готовящемуся туда же, под следствием…”

и начал своё – “карамяна” из “литовского дивертисмента, или 3 поэмы антисемитизма” (вроде, с посвящением марии бродской, не помню – [без посвящения, по прослушивании записи; я их ей только надписал, даря].)

потом вдарил “хавелкой” на 24-х языках, ещё двумя миниатюрами “бэйзик инглиш” и “бэйзик рашен”, и закончил – “третьим посланием чапая концептуалистам пригову некрасову монастырскому”

(мандражировал, честно говоря, – руки дрожали)

и в шагаловском линкольн-центре гремело:

 

“…даёшь же россию

водяру задаром

а эсэсэсэрию

подарим жидам

 

урицким и троцким

якирам блюхерам

аксёновым бродским

и мейерхольдам… (*7)

 

…на станции чопе

в воротах к европе

скопились сплошные враги

так вдарь им тачанка

свинцом и полбанкой

россию от них сбереги

 

эх не до грибов, петька

надо бы гробов, петька

полные жидов, петька

вот тогда бы жить, петь-ко…”

 

мария бродская, правда, в обморок не упала, но, напротив, благодарила

(возможно, из западно-италийской вежливости, кто знает?)

 

на следующий день, в благодарность за приглашение, в лофте у анны франц я устроил кощунство над ахматовой: две загримированные под ААА девушки (барскова и надька нилина) читали раису (чеченскую поэтессу) и анну (советскую русскую) вперехлёст, и никто не въезжал, которая из них хуй

(причёски и грим наводила леночка трапезникова, сладкая, а помост из крошёной “ахматовой” – два десятка мешков с резаной бумагой – юлька ницберг)

потом ахматова – ирочка барскова – читала бахчаняновское “ах! матом”, где вагрич переклал стихи ААА матюками – и звучало вполне органично

и закончил – возлегающий в парандже, турских шальварах и серебре повсюду – я, дразнилками в адрес “ахматовских сироток” (“вдовцов”, по определению баха ж), где обклал их по-чёрному

впрочем, всё это почти – в томе 2А, в конце (и частично в 2Б, “без двух Б”, см. у бобышева)

 

потом, естественно, опять “рюмочная” (буттерброд с тюлькой за 4 доллара, строганина под чесноком и какие-то дурацкие “рачки в тесте” – не рекомендую)

не высыпался каждый день

 

с утра 3-го – визит к МИШЕ ЧЕРНЫШЁВУ (на его фильм “супрематизм = фашизм”, гениальный коллаж – как гитлер играл с чёрным квадратом и прочей атрибутикой коммунистов-супрематистов), и еле поспел на собственный прощальный, в “боуэри поэтическом клубе” (который держат – ПЕЙСАТЫЕ: и хозяин боб холман, и звукооператор лаки дэйв)

звукооператор меня и подвёл: пока меня красили-обряжали в папуаса (грим по всему телу, травяная юбка, парик, маска) – не проверил фонограмму

звук моего чтения (записи) был слабый

аркаша кириченко (“петрович”, он же “фри мэн”) бешено и гениально, но напрасно дудел в трубу, подыгрывая

(одна негритянка, увидев не “политикалли коррект” костюм – устроила скандал, вывели – не меня, а её), вторая, энджэл – снимала (надо б емельнуть ей)

снимали легендарный кевин кларк, не менее известный ричард костелянец (был на всех трёх вечерах), радик шварц (сайт ycrop.com, рекомендую)

я шлялся по сцене, не зная, что делать

потом плюнул, вытащил мешок бананов и начал их жрать, предложив то же и аркаше, сев на ступеньки (признаю: уроки “свиньи”-панова)

мышь попросила – кинул и ей

потом – всем желающим

так и кидался в зал бананами, потом стал примерять папуасские нахуйники невероятной красоты и размеров (которые падали)

словом, шоу кое-как вытащил

да, а в середине – зашёл за занавес (мышь обклеила его бесчисленными папуасками), и вышел – “мормоном” – в чёрной рясе, шляпе и с Библией (которую, не зная, что делать – просто листал, возведя очи горЕ, и не глядя)

словом, на четвёрочку с минусом

но не завалился

потом, похлебав солянки у анны франц – прямо в гриме уселся в машину (ученик юра иванов, “пиндыр” купил наконец) – и за 3 часа, к 2-м ночи – был дома

а в доме … – подвал открыт, трубы помёрзли, воды нет

так и не мылся сутки, папуасом

 

нью-йорк меня не впечатлил, напротив

курить нигде нельзя (кроме “рюмочной” – и то до марта), суетлив, кроме чайна-тауна – бел и безобразен (но негров и пуэрториканцев полно и на манхэттене), в обед (в 3-4) – все рестораны на бродвее и рядом закрыты, до вечера – бегал голодный

 

правда, успели меня отснять во вторник уличным интервью на какой-то главный канал, “никельодеон”, а в среду – приебался в кафе журналист из “нью-йорк арт”, снимал (но на вечер 3-го не пришёл)

и встретил кучу народу – на улицах и, естественно, в “рюмочной”: стрижова, лубяницкого, гума, горбачёва, барышникова, чорт те кого…

 

неделю порезвился (не за свой счёт), и то прок

и мышь отдохнула (хотя работала, как пчёлка – от пошива папахи и костюмерии вообще до видеосъёмок и прочего)

 

поцеловал ручки горбаневской и марии бродской – ради этого стоило только ехать

отсняли и фильм (андрюха загданский) – проходку с анархистским магнитофоном к линкольн-центру, и весь папуасский, включая раскраску в артистической

так что не впустую

 

и опять вот лежу – посередь помойной техники, ломаю голову, как снять кадры с шевчуковской дигиталки (в “пале”) – на комп

вычетом марииной тыщи (карманной), в “боуэри” получил от хозяина 116 (которые честно поделил с аркашкой, вычтя грим – по полтиннику на рыло)

на грим, впрочем, ушло – за стольник, плюс билеты-афиши и прочее

долги не раздал, телефонные звонки (местные) из отэля – стоили 1.25 (в автомате – 50 центов), расплатился своей карточкой – 40 с чем-то

 

словом, как приехал нищим в “эмпайр отэль” и линкольн-центр – так при своих и уехал

и даже жратвой на брайтоне не успел отовариться

было как-то не до того

лежу, отдыхаю

вот и “кончен бал”, не привыкать

 

заметил только, что “ровеснички” (на 4 года, правда, постарше: рейн, горбаневская, уфлянд) и “младшие” (шварц, дрыгонощенко) – выглядят хуже меня, не говоря за дохлую энергетику (кроме – лёвы рубинштейна)

а и то: наприглашали преклонных поэтов, я бы со своими молодыми “магазинниками”-уродами – в сто раз веселее пяток вечеров подряд бы сделал

но они ещё “не гении”, это мне мария в линкольн-центре штамп на гениальность поставила, пригласив

приемлю (хотя и до того – сам про себя знал, хули там скромничать-реверансить)

dixi

 

(4-5 февраля 2003)

 

*в “эмпайр” – половина розеток не работала, провода – на удлиннителях, как у меня дома, слив в ванной тоже барахлил – но зато понтовая мебель “под красное дерево” (фанерованная, знамо), и даже “мини-бар”, с набором кока-кол и водки – которым я не пользовался, как и телевизором в шкапу

такова буржуазная культура 1923/2003; там же, в таком же номере – останавливался и ПАРАДЖАНОВ, лет 20 назад… (и снимала его – та же наташка дьяковская, мой верный хроникёр)

 

приложение 1:

недописанное (но помнимое), надлежащее к дописанию:

 

… ядя бананы ковырял тремя кинжалами в зубах (суданскими, в ножнах из змеиной шкуры, все 3 вместе)

… эдуардик* обряжал и раскрашивал (+ юлька* ницберг, которая при этом пиздела, не закрывая рта)

… красная борода папуаса – пригодилась и для мормона-миссионера

… офа-ассистент (она же фаттакова-шарль, дочь французской пианистки и московского гимнаста, см. её сайт), нашедшая и парики, и краски, и китайского доктора для горла

… невообразимая солянка у анны франц (на 300 рыл, остатки увёз в деревню)

… кости корпоранта едомые ночью в “хотэле эмпайр”…

 

(*) о фамильярно-”уменьшительности”:

в нашем мирке всё так – как в еврейских похоронках в “новом русском слове”:

“умерла бубочка на 95-м году беспорочной жизни”

“скорбим о смерти фирочки и наумчика”

мы тоже такие

 

(6 февраля 2003)

 

приложение 2:

 

…нью-экспорт-классик ленка шварц, по собственному признанию (29 января 2003, в “самоваре”) из всех 9-ти томов антологии – прочла “о себе (в томе 2Б) и о вензеле (в томе 4А)”, по 5-10 стр. (возможно, впрочем, и полторы стр. в томе 4Б, “день рождения кривулина” славы лёна), из общего числа – 9х700=6-7000 страниц

и ебла мне мозги по поводу гениальности и талантов “лучшего современного поэта” питера, несчастного шизофреника васи филиппова (небесталанного, но крайне неровного протежопуса кривулина и шварц)

 

– Вы меня не узнаёте?

– Что-то очень и очень знакомое…

– А мы с вами были враги…

– Леночка, ангел мой – ручку-с, пожалуйте, поцеловать! (ручку дала, но сниматься со мной – уворачивалась и не хотела, отказывалась; щёлкнули, однако, кто-то)

(диалог в “самоваре”, 29 января 2003)

 

приложение от 7-го:

 

… в большинстве программок и приглашений я был обозначен, как “costantin”, одно “н” куда-то съели (хотя я хозяевам, чилийским китайцам в техасе, не знавшим английского – представлялся по-китайски: “кОнн-стАнн-тИнн”, чтоб легче уяснили…)

вероятно, привыкли называть меня “костей”…

 

маэстро, урежьте марш!

 

…играли, естественно, губайдуллину и разного шостаковича, прокофьева-шнитке, как “андерграунд” (а не русский рок, курёхин не был даже упомянут, паче – хвост), но ни на одном из музыкальных вечеров я не был, с детства не вынося камерную музыку

(это она ко мне, приезжая, играет: кларнет юлик милкис приволок пару лет назад запись концерта бори тищенко в пушкинском музее, и мы его проецировали на простыню, во дворе, а когда пошёл поезд, мартин развернул проектор на него – и юлик с квартетом играли на фоне бегущих вагонов, тищенко потом очень смеялся…)

зато я проиграл на фестивале – и витька слесарева в линкольн-центре, и “деньги, деньги…” юры валова на ахматовском кощунстве, и с его же фонограммой – шёл мой папуасский вечер с кириченко…

так что рок и андерграунд, вопреки всему – прозвучал

 

“иудин поцелуй моуст инновэйтив поэта”:

 

…кто только меня ни целовал – элизабет тэйлор (в феврале 1975, в питере ещё), аллен гинсберг, само собой (но без педерастии), горбачёв (художник), могутин, лимонов, шемякин (до вызова его на дуэль в 97-м), феликс комаров (задолжавший мне несколько тыщонок), юз алешковский, хвост и анри… – звёзды и мафиози, поэты и художники, девушек я не считаю, я сам их

…но меня поцеловал (безответно, впрочем):

“Arcady Dragomoshchenko was born in 1947 in Kiev. After moving to Leningrad to attend the university there*, he began his writing career as a journalist, essayist, and poet. He has published five books of poetry, two books of non-fiction, and a novel. Three volumes of his poems have appeared in English translation… He also translated contemporary American poets… He lives in St.Petersburg and is considered one of Russia’s most innovative poets.”

(из программки фестиваля)

а по-моему, он – говно

(*) в ленинград он приехал – работать дворником за прописку, из винницы (может, при этом был и университет, но мы все там числились)

кто, вычетом американских лесбух и графоманок (линн хеджанян, эйлин майлз) признаёт его “моуст инновэйтив” – мне неведомо; тусуется активно, однако

 

“иная жизнь являлась мне…”

(рейн утверждает: “другая”, но я внаглую правлю – по звуку)

читал рейну по ходу – и его, раннего, и его нынешних врагов – диму и толю, хваля (мемуары и раннее)

“профессор литинститута” что-то бурчал, возразительное, шлёпая губой…

поцеловав при этом меня в уста, и я был счастлив: рейна я люблю

просил посодействовать со списком антологии (который список вечно забывал в отэле), готовимой со стукачом-морфинистом-пидором-переводчиком витковским (поскольку не знал больше половины имён), я отослал его – к моей антологии (имеющейся у витковского)

витковского я не люблю

 

а севы некрасова, моего нежно любимого поэта (и персонального врага) – на фестивале не было, как и пригова-кибирова

что сильно перетянуло одеялку в пользу классицистов

а то бы мы с димой приговым (кричащим кикиморой и величающим себя “дмитрий алексаныч”) показали бы им

бахчаняна на фестиваль почему-то не пригласили, но я исполнил его “ах! матом” в лофте у анны франц (первое устное исполнение, написанного с четверть века тому)

и бахчанян с женой ириной – на представлении был

 

…сунувшись в зад, в программку:

“KOSTANTIN KUZMINSKY – poet, writer, and literary critic – was born in Leningrad in 1940. His aricles and poems occasionally appeared in Soviet press.* He was very active in unofficial literary and cultural life in Leningrad, and collected unique archives of unofficial Russian poetry and art. He edited the first samizdat collections of poetry of Brodsky**, Naiman, Bobyshev and Rein, among others. He left the USSR in 1975 and settle in the United States. He is the editor of the Blue Lagoon Anthology of modern Russian poetry (12 volumes published to date***). He has published several books of poetry in the United States.****”  

 

(*) not as far as I do know… (что-то не припомню)

(**) первое ПЕЧАТНОЕ упоминание (не мною!) о первоиздатстве Бродского в 1962-м (с которого последовало первое американское – в 1965-м; там оно значится – “с анонимного самиздатского сборника в писчий лист, с пометой “Ленинград, 1962”). Но: СОВМЕСТНО с Г.Л.Ковалёвым и Б.И.Тайгиным (Гришка собирал, Боренька печатал, а я осуществлял “общую редактуру”, ругаясь с Оськой…)

(***) насколько я не разучился считать, на полке стоят ровно ДЕВЯТЬ томов (1, 2А, 2Б, 3А, 3Б, 4А, 4Б, 5А, 5Б); три готовившиеся тома Москвы – недособраны и не вышедши…

(****) “моих” книг – в Америке (за 27 лет) вышли 3 тощих сборничка: “Томление о Тямпе или стансы к лангусте” (в издательстве Ромки Левина, 1989), “Вавилонская башня”, 1992(96)? и “Юлдызъ / Пиранья”, 1996(97), своекоштно и самиздатом; не считая 100-150 книг меня и других (многих) авторов – совсем уже рукодельным самиздатом, на ксероксе, и в ручной раскраске; имеются в библиотеках Йейля (самое полное), университета Кентукки, ещё каком-то и – у Витковского (с которым не знаком); в России – 2, ещё тощее: выдирки из “Тямпы” (в серии “Муд зубрости” НЛО, 1996?) и репринт на скрепках “Пулемётные лепты / Сефардская невеста”, 1995?, не считая “митьковского” репринта ж: Давид Бурлюк, “Титьки Родины”, 1982/87 (где я фигурирую – как художник)…

 

…вынужденные поправки Costantina/Kostantina к публикации Линкольн-центра…

(в программках я фигурирую по-разному, один раз даже – правильно, в толстой)

 

на этом надлежит закончить неблагодарное брюзжание: неделя в нью-йорке (первая за 5 лет) – стоила лишь волшебного слова “спасибо”

 

(7 февраля 2003)

 

приложение последнее (?):

 

(*7) и читаю сейчас воспоминания гены трифонова об астафьеве:

“ – Ну, вот уже и в журналах начали печатать прежде вычеркнутых авторов. “Архипелаг” публикуют в “Новом мире”. Стихи Иосифа Бродского пошли…

– Бродского, Троцкого… Может, все еще и устаканится, – довершил свою мысль Астафьев…”

…его-то языком и реалиями – я и говорил

(да мало кто понял)

 

ещё астафьев поливал тарапуньку и штепселя, паче и райкина – ну не любит русский человек шутейного дела

серьёзен, как трилобит

и церковь, им поминаемая, скоморохов гнобила – отчего и шли в них – явреи-нехристи (по данным аркадия львова), и в “андрее рублёве” – не инок-иконописец солоницын главный кадр, а скоморох ролан быков, да придурошный летун коля глазков

 

вот я и шутил – над буржуями и евреями, над свинофилами-почвенниками, над семимужней горькой вдовицей ахматовой (вкупе с хором “сироток”), и даже – что было куда опасней – над “афро-американцами”, в просторечии зовомыми неграми

 

ничего, скушали, и даже денюжку сирую заплатили – на “рюмочную” и кофейню “моцарт” на бродвее вполне хватило

а на жизнь я всяко не стишками зарабатываю

не как бродский, преподавая цветаеву – не секущим по-русски (в основном, “прыщавым” – по набокову) стюденткам загородного колледжа

“...ибо я ... мало знаю внешностей гаже, чем тяжелые отвислые зады, толстые икры и прыщавые лбы большинства студенток...” (“лолита”, стр.157, точной цитатой)

(и об этом были стихи – на “ахматовой”)

публика же – вычетом дюжины моего молодняка (и десятка старых пердунов – поэтов моего поколения), да троих авангардных туземцев-звёзд (фотограф кевин кларк, эссеист и поэт ричард костелянец, художник из освенцима боря лурье) – въезжала, дай Бог, %%-ов на 5 (если не на пол-%-та…)

но “другой публики” (и.в.сталиным) ни у меня, ни у бродского нет

как нет – и “другого глобуса” (анекдотом)

глобус – один, как бы ты вокруг него ни крутился

 

и над ней я потешился – вволю

в городе “жёлтого дьявола” и в эпицентре его – линкольн-центре с дурацкими витражами шагала (засунутыми за оконные проёмы и запираемые на ночь – на жалюзи, на замок)

(8 февраля, поутру – за окном замёрзший ручей, снег искрится под солнцем, следы олешков, и на излучине дэлавэра – видна моя фудзияма…)

 

Татьяна Волошина (12/02/03)

Мы наш, мы новый миф построим

 

Известно, что в Нью-Йорке живёт очень много русских. Американцы, которые в Нью-Йорке тоже живут, их любят и культивируют. Это французам наскучило плутать в дефинициях загадочной L’Ame Russe, для Америки же школа Станиславского – последние веяния в сценическом искусстве, Чехов – наимоднейший драматург (минимум десяток пьес на один театральный сезон небольшого острова Манхаттан), Достоевский – самый крупный философ, а об областях балета и космического кораблестроения и говорить не приходится. Американцы, в отличие от кой-кого, далеко не ленивы и страшно любопытны: беспрестанно закидывают они невод в Аральское море сокровищницы российской культуры, в надежде явной выудить и «одеть ризою своей» ту самую «раковину без жемчужин». Фестивали русских фильмов, выставки русского авангарда, несметное количество вечеров русской музыки, танца, кухни и прочей керамики. И каждый раз, затаив дыханье, ждут честно оплатившие входной билет доверчивые американцы, что распахнётся занавес, рухнет стена, спадёт пелена и узнают они Главную Русскую Правду. В январе на встрече с Татьяной Толстой некий нетерпеливый Американский Человек не выдержал да и ляпнул то, что мучит и гложет каждого Грамотного Американца: «Скажите, а почему русская литература – самая великая?» Остолбеневшая писательница замороковала-застопорилась в английских артиклях, но основная идея была доходчивой: «А хрен её знает!»

Нет, всё-таки, мы молодцы: какой пи-ар? У нас и слова-то такого нету для пущей конспирации, а просто славянская доля такая – робко стараться понравиться. Не цинизмом же особым объяснять назидательные запевки для иностранцев про то, что именно у нас, жертв сталинизма и серебряного века, была когда-то там великая эпоха - заунывный жалобный кныч на забрале, то бишь пентхаузе Нью-Йоркского Линкольн Центра, раздавшийся промозглой атлантической зимой 2003 года. Либо же нас опять отымели русофилы-доброхоты: поманили ломаным грошиком из далёкой нашей московии вермонтской – спляши, Ванька! – и Ванька, оземь ударимшись, выписывает жеманные старческие фигуры. Или то был, по определению журнала для эстетствующих яппи “Time-Out”, «крёстный отец русского авангарда» Константин Кузьминский?

Целую неделю дрессированные мишки исправно пели, наяривали и декламировали. Называлась же серия сих конфузов «Шедевры русского андеграунда»

Справедливости ради, замечу, что с музыкой всё обстояло достойно. Три концерта - один представительней другого: Шостакович-Шнитке - раз, Денисов–Сильвестров – два, Пярт-Губайдулина – три. Удачный спарринг, музыканты на подбор и умные комментарии преподающего теорию музыки в Лондоне виолончелиста Александра Ивашкина – много ли слушателю нужно для счастья? Были также некоторые прогулянные автором лекции по теории музыки и поэзии, внушительная серия фильмов на тему «Композиторы в кино» (от прокофьевских «Александра Невского» и «Ивана Грозного» до «Цвета граната» Тиграна Мансуряна) и фото-выставка Сергея Петрова и Александра Самойлова. Фотографу, несомненно, проще: выбрал рамку попрочнее, сделал лицо поугрюмей – считай, презентация удалась. С поэзией же всё несравненно жёстче: во-первых, искусство её, как мы читали, «требует слов», а слова наши посконные на аглицком кроме цитируемого никто из поэтов и не писал. Во-вторых, поэт, по контрасту с музыкантом с бабочкой и угрюмо-томным фотографом, существо непрезентабельное, с плохой дикцией и рассеянным вниманием. Тем не менее, неустрашимые устроители организовали ажно два дня поэтических вечеров в одном из наиболее престижных концертных залов Америки. Билетов, между прочим, было не достать уже недели за три. В огромной очереди жаждущих припасть к источнику перед началом концерта был замечен русско-нью-йоркский житель Вадим Месяц – поэт не из самых ничтожных, но и именитые приравнивались к простым смертным в борьбе за радость узнавания давно заученных стихов. Эх, знай я что час грядущий мне готовит – спал бы Месяц на моём стуле!

Кто платит, тот и пьёт царскую водку из рук неблагодарного зрителя. Поэтические чтения гуляли за счёт венценосной вдовы Марии Бродской – президентши одноименного мемориального фонда. Точнее, за счёт усеянных яхонтами да каменьями изумрудными столетних меценаток, строго бдящих со своих зарезервированных стульчиков, все ли гости заморские предъявлены согласно прейскуранту. Старушку обидеть – старинная русская игра, посему самых ценных гостей, конечно, утаили: не досталось покровительницам русской поэзии ни Лосева, ни Некрасова, ни даже Пригова с Кибировым. А может, финансов тривиально не додали по жадности-то. Но и наличие великолепной четвёрки вряд ли бы подняло оплывшие веки аудитории.

Прослушивание аудиозаписей Ахматовой и Бродского - дело душеполезное, но называть это по примеру известного пианиста и главного куратора «Шедевров» Владимира Фельцмана «хэппенингом» я бы не отважилась. Как и выступления ныне здравствующих Горбаневской, Рейна, Уфлянда, Шварц и прочих дисгармонирующих друг с другом талантов. Дело, собственно, не в разнокалиберности участников чтений. Даже первый по времени самиздатский журнал "Синтаксис" А. Гинзбурга имел крайне неоднородный состав: кроме Бродского, Еремина, Некрасова, Сапгира и других, заведомо подпольных авторов, там печатались Ахмадулина, Кушнер, Окуджава, Котляр. Проблема прежде всего в выборе Нью-Йорка местом действия, ибо культурная память связывает слово "андеграунд" с веселой жизнью именно нью-йоркской богемы 60-х годов: альтернативные ночные клубы, наркотики, свободная любовь и отменившее традиционные культурные иерархии поп-искусство - посреди буржуазного благополучия и господства формальных законов и норм. В Эсэсэсэре ж никакого благополучия, как нам пояснили, в те времена близко не было, стало быть и нарядное заграничное словечко обернулось пыльным и затхлым подполом с соответствующими героями, на фоне которых тужащийся поразвлечь публику не стихами, так матерком, не перформансом, так нарядом К.Кузьминский – яркая личность. Да что Кузьминский, вурдалак и титулованный друг Бродского и Довлатова Евгений Рейн и тот пошёл на ура брюзгливой своей колготой, хоть чем-то отличающейся от скороговорки симпатичных, но приевшихся как названия собственных болезней, стихов, скажем, Уфлянда. Ну сколько можно трепать одного и того же «Водолаза», царствие ему, водолазу, небесное! Заклинающий зал именами дорогих покойников Рейн, сам того не ведая, превратил своё выступление в балаган. Для сравнения вообразите Мандельштама, перемежающего чтения своих стихов строгими напоминаниями: «я, кстати, друг Гумилёва. А Блок меня тоже очень любил. И Державин. Не говоря уж о Бальмонте»

Вообще же поражал официоз вчерашних непослушных: научились не ёрзать в президиумах, следить за выражением лица. Лишь маргинал Рубинштейн откровенно жаждал выбраться покурить, но Лев Семёнович, похоже, был единственным живым из невесёлой семейки стихотворцев. Он и читал замечательно: «без выражения» и трагических воплей Гандлевского (читавшего почему-то не себя, а Цветаеву, но так, будто бы она – Друнина), но и внятно, не в пример утробной скороговорке Горбаневской.

Анабиозу слушателей несомненно способствовали диковинные переводы, с маниакальным упорством зачитываемые после каждого сихотворения бывшим главным поэтом Америки Марком Стрэндом (для чистоты жанра, очевидно, к бывшим русским поэтам присовокупили бывшего американского): стихи, рассказанные своими словами страдающими дислалией пациентами. Рейн, похоже, к этому привык, и сам перед очередным стихотворением охотно пояснял, что именно художник сейчас захочет сказать народу («ну, это про то, как советские суки меня не печатали, а я за это каждый день ходил в кафе «Метрополь»)

Были и другие страшные рассказы про нечеловеческие те условия выживания. На чистом английском языке желающим услышать было доказано, что кислород-таки перекрыли, по тюрьмам и психушкам позапирали, андеграунд, следовательно, был, quod erat demonstrandum! Допустим. Но, перефразируя Массимо д’Азельо: теперь, когда мы создали поэтический андеграунд, нам необходимо создать, собственно, поэтов. Поэзию же в те серые февральские дни в Линкольн Центр не завезли. Не Юза же, прости господи, Алешковского, пятьдесят лет подряд речетативом исполняющего три свои народные песни, да так и не запомнившего слова, величать поэтом. Присутствовала лишь заплутавшая во времени и пространстве антисоветчина, слегка припудренная юродством. Без своего могучего противника освободительный жест фиги из подполья превращается в гаерство, в эстрадный юмор. Идейное искусство – оксюморон, ср. ответ Малларме своему приятелю Дега, вздумавшему писать стихи и жалующемуся на отсутствие успеха при наличии «важных идей»: “Мой дорогой Дега. Стихи делаются не идеями, они делаются словами”. Верить же в гениальность поэзии сопротивления, независимо от её качества, является галлюцинацией довольно причудливого свойства.

Литературу читают и помнят, разумеется, не только по чисто литературным причинам, но и по тысяче других, внелитературных, личных, сентиментальных причин. Сентиментальная память читателя не разбирает при этом между официальным и неофициальным, литературно релевантным и нерелевантным, и потому в ней всему может найтись место. И все же есть особая прелесть в том, чтобы не услужать читателю, не впадать в сентиментальность и развлекательность, а заставить читать свой текст исключительно по причине литературного качества написанного. Случилось ли это на чтениях «Шедевров»? Безусловно нет. Равнодушие русской части зала вдвойне это подчёркивало. А ведь нет никого сентиментальней моего брата-эммигранта, обольщённого, вопреки всему, млечными призывами ВМПСа. Но русские в Манхаттане развращены синдромом «мы у папеньки и не такого едали». Знали бы устроители вечеров прикуп – увезли бы всё это безобразие на Брайтон, к ресторану «Татьяна» и гастроному «Юбилейный». Там бы и за руки все брались в момент прослушивания надтреснутого тенора, и в синий троллейбус бы всем кагалом садились. В Линкольн Центре же нечистые записи Окуджавы и Галича после стихов Мандельштама звучали... вот как если бы «Тату» после Шостаковича заставили слушать. Нервические жесты читающей нечленораздельности Елены Шварц остались бы простодушным Брайтоном, конечно, непонятыми. Но не так, чтобы кто-то утруждал себя расшифровкою их и в Манхаттане.

 

Обидно другое. Мы-то знаем, что у нас была великая эпоха. Мы-то, несмотря на чувство неловкости, всё равно любовно разглядываем непристойные жесты Кузьминского. Мы-то – плоть от плоти «слишком ранних предтеч слишком медленной весны». Мы счастливы, что они НЕ умерли вовремя, мы и сегодня обналичим просроченный вексель их вчерашней славы. Вот только жаль американских наших соседей по раскладным стульчикам, прилежно отсидевших четыре (sic!) часа в первый и два во второй вечер чтений. «Издали казавшаяся великолепным Иерусалимом, вблизи Москва явилася бедным Вифлеемом» (Адам Олеарий)

(http://www.topos.ru/css/articles.css)

 

От ККК 17.04. 2003:

дор. володя (вы преклонный кокетун)

спасибо на незлим тихим

волошина абсолютно права (что не мешает ей быть абсолютной дурой): так же в «22» – я выпустил после себя в союзе кривулина (и пазухина?соколова?) – учинив скандал для седовласых поэтов

но «непристойных жестов» я не производил (и вообще никаких)

если для неё вадик месяц афторитет – то туда ей и цена

 

мне самому было страшно смотреть на рейна-уфлянда (нежно любимых), а уж за дрыгонощенко-шварц...

 

оська (когда в ударе, а не на брайтонскую жидовню) – читал на уровне (есть запись 91-го)

но он – сдал себя с потрохами академии (кушать-то надо)

а эдик – молодой, всегда (и – с молодёжью)

на нём-то путя и показал зубки (5 ржавых АКА, 150 патронов и полкило взрывчатки на захват казахстана – это не слабо)

как козлом оказался и иосиф, в 64-м, 39 лет назад (при том, дважды: рванул из безопасной москвы (там бы его переводческая мафия отмазала б) – выяснять отношения с мариной и димочкой…)

всё знакомо и понятно

 

в питер, описуемый моей кузинкой (см. ниже), мне НЕ хочется:

“Город сейчас пытаются мыть, нагнали милиции со всего северо-западного региона, бомжей и бродячих собак убирают (собак отравляют, бомжей выселяют), для пришлых без гражданства (цыгане, молдаване и пр.) заказали самолёт для вывоза. Гласные и не гласные настоятельные рекомендации жителям в конце мая покинуть город. Мы и так собираемся выехать. Уже на работе договорились…”

 

получать, как шевчук, по морде от киркоровых…

или заседать в ахматовских покойницких (в квартире Н.Н.Пунина, а не её), на пушкинской (у ю.рыбакова и коли медведева), в Д-137 (где меня крутили)…

нет, володя, это не по мне

 

я и в НЙ-то не езжу – ну раз уж мария пригласила (и оплатила)

написал в благодарность ей 2 поемки (включив параллельным текстом – предыдущие, интернет-бляди маше глазуновой, из питера), “2 марии или мария и магдалина”, послал

(а заодно и мои 600-700 стр. “ вокруг бродского”)

посмотрим, что скажет

 

те, кого я люблю (там) – сидят в говне, по кухням и дурдомам (охапкин, шир, эрль), кого НЕ люблю – говном по поверхности (белкин, богомолов, овчина, дрыгонощенко, шварц, клоп-стратон…)

морды бить – и так кулаки в мозолях

 

климову – надо смотреть на топос.ру (где и волошина)

и читать “дантес”

баба она занятная, хотя пиздит много

 

но так же пиздит и юленька беломлинская – слава БОГУ, что не потц-модернизм, не деррида-барт, не гройс-тупицын, не курицын-кузьмин

их хоть – читать можно

 

“литература (поэзия), прости Господи, должна быть глуповата” (АСП)

а то вообще сблевать можно – Веничкой

 

армалинский-пельцман…

“ученик” сосноры, приходил ко мне ещё в 74-м (в антологию был отказан)

а здесь, спиздив (и вмазав) с папашей какое-то изобретение – даже несколько (пару?) сот подкинув мне на антологию, и стихи ЛЁШИ ШЕЛЬВАХА – упоместил и его в том 4Б, с фотками: “армалинский на картошке” и “армалинский на таити”

и с рецензией, лаконической (на его “стихи о любви и похоти”): “после прочтения армалинского – у меня три недели не стоял” – но издатель куда-то злокозненно потерял страницу (там в томе много напутано, но: только – с армалинским, генделевым и нестеровским! – издатель “перенумеровывал” страницы, перепутал в хлам – и только их)

потом этот гондон и сексуально ушибленный – тиснул апокриф “записки пушкина”, копрофилически-омерзительный

проф. зильберштейн, по свойственному академикам идиотизму – принял поделку конца 19-го – за самого армалинского-пельцмана, о чём и сообщил в “огоньке”

уёбище был страшно рад, и посвятил себя – “парапушкинистике” и сайту “храм гениталий” (мерзко-любительскому)

меня он возненавидел за главку в “тяпме”: “как пушкина пиита армалинский / блевотою измазав окаянски…”, написал злобную рецензию на меня (по глупости не напечатанную половцом в калифорнийской “панораме”), и исправно цитирует её (главку) в этой “пара-“ е.баевского (т.е., себя)

тип чудовищно ущербный, противный – но какое-то время общались (недолго, см. том 4Б)

что вас ещё интересует знать?

такое говно (имея и англ. и русс. варианты книги) – в компуторе незахуем (вместе или отдельно?) держать

и от самого г-на арм.пельц-а пахнет не родным, но знакомым говном

 

говно сорокина – куда аппетитней

правда, я предлагал всё сорокинское говно – материализовать и скормить ему с ложечки (но мои ученички всё переврали, по малограмотности, издавая самопалом, тяп-ляп, книгу о говне – чуть ли не к моему прошлому ёбилею, подарили)

говно – оно и есть говно

г-н армалинский – говно (и говноед)

 

вам тож всех благ

эрль, говорит, связался с вами (я дал емелю)

эрль – душка

 

ваш ККК

 

P.S.: попробуйте произнести (в школе ещё мучились, в 56-м – пиша по-аглицки фамилию “Khrustchshov”, помню):

Nikita Khrushchev
Pronunciation: [nyikE´tu syirgA´yuvich khrooschôf´]
С сайта, сегодня его д.р. (а также – ярослава-матерщинника, с биофака ЛГУ, 1959-60, см. 5А)

 

От ККК:
12 июня 2003

"Костя, если кто-то из твоих друзей захочет посмотреть Васю 16 июня в Молодежный центр Государственного Эрмитажа (наб. р. Мойки, 45) в 14.00." (А.Загданский).

Фильм о Васе Ситникове, сериозно рекомендую -

моих 15 лет работы и 2 года съёмок андрея загданского

на чём прощаюсь              

ККК

 

To: Kuzminsky Constantin <Kuzminsk@ptd.net>
Sent: Wednesday, September 10, 2003 11:12 AM
Subject: pismo  

Дорогой ККК! Дошла ли до Вас вышедшая недавно энциклопедия "Самиздат Ленинграда" (под. ред. Иванова, Долинина, Северюхина)? Польза от нее возможно и возможна... Наверное... Но я уже обнаружил массу неточностей, пропусков и прочих блошек. Так, у меня появился новый псевдоним, "В. Константинов", а из реального псевдонима, "Констаниади", вылетела буковка. Холоденко превратился - зачем-то - в ученика Сосноры. Не попал в книгу Юра Шигашов, хотя я напоминал о нем Иванову (а ведь фамилия Шиша имеется в перечислении авторов "Лепрозория-23"). Зато присутствуют такие "великие" писатели как младший Кушнер (Женька) и его дружбаны. Есть и другие мелочи.

Не думаю, что лишь я один такой избранный, наверное и прочим досталось?

Самое жалкое впечатление производят фотографии: я сам по-любительски занимаюсь комп. обработкой фото: хорошо видны не только дефекты, кои легко можно было бы исправить, но и дополнительные (!) изъяны, которые появляются при неправильной обработке. Профессионалы, блин! Но ладно бы техника, а концептуальный подход? Хрен с ним, что фото мои, Холоденко и Шигашова не попали, но что там, в андеграунде, делает Гордин? Какой смысл давать статьи о Берггольц, Ахматовой, Арьеве, Битове и ряде других вполне успешных товарищах?

Бог с ними, но что зло вызывает: некто, никому неизвестный, Г.Бревде наличествует в фоторяду, а вот для фото Дара, упоминающегося чуть не на каждой второй странице, места почему-то не нашлось (хотя и я и Трифонов все это заранее предлагали)!
Одним словом, книга под редакцией поручика Киже и Фомы Опискина.

Всех благ. В.Л.

 

от ККК 10.09.03

ах, володя

 

о самПИЗДАте – писана уже была с полгода врецензия (по сайту-предисловию), прилагаю

 

когда-то, в ответ на мои сетования марамзину, что не то, мол, печатают в «континенте» – ответил мне бизнесмен вова: «не нравится – делай сам!»

что я и сделал, антологию

 

сейчас я уже ничего не могу сделать, даже себя

мыш вот бьётся с «ручным макетом» моего роману – а ПОТОМ надо искать-нанимать компуторщика, на сканирование и фотожопирование

(я умею лишь простейшие операции)

да и на макет страницы (у меня текст в ворде) – тож надо кого-то приглашать (хотя кварк в компе)

 

гостящие у меня по выходным комп-гении – слишком заняты банькой, шашлыками и трёпом, чтоб уделить моим проблемам более получаса (ну, технику там подладят – и то хлеб)

остальную работу – как и в антологии – приходится самому, с мышью

 

а попутно – полгода готовлю выставку «по обе стороны барака», от арефьевской кумпании до окружения – о.григорьева, шемякина, некрасова, элинсона, рапопорта…

где-то с полста художников, в основном, от меня

но обе мои младые галдарейщицы, из питера и тут – приезжают часа на 4, много не наработаешь

выставку из сохо – они хотят и в питер

 

а здоровье всё хилее и хилее

пройдусь через мост, с женой и собачкой – а дальше уже в гору, дыхалка не тянет

и лета как не было – то дожди-потопы, то гости

 

молодняк мой – всё ещё гонит 3/4 сдвоенный нумер журнала («к осени»), еле-еле телепаются

все страшно заняты, всё всем некогда и т.д.

ругаю их, матерю и бью – а проку?

 

другой молодняк («нарко-бурундуки») – вообще книг не читают, если не про грибки

и киношники средь них, и художники – но серые как портянки

учить их – не в коня корм

 

потому, методом д.я.дара – я и «учу» их – лишь фактом собственного существования

я ведь прозе учился – не у дара

а у колбасьева, артёма весёлого, дос-пассоса, чаянова – не считая классиков всех стран

чему хотят – тому и научатся

 

андрей вот снимает (после «васи») – фильм «кося», обо мне уже

но чему я, дзиго-вертовец и стэн-брэкэджевец – могу научить поклонника ПОЗДНЕГО бюньюэля?

так, ругаемся по дружбе

проку?

 

и «вася»-то, сделанный на 75% от меня – на 50% сделан «не по-моему»

хозяин – барин

 

то ж и самПИЗДАтом – андрей и окрестил их «совками» (см. его PS)

но и сам же боится – поснимать меня в баньке, с 10-летней

кошерный фильм про набокова

 

загодя – ангажированность на оффициоз

а я этого не ем

потому(?) и отказались от двух проз моих – прохорова-НЛО, захаров-АСТ и иванов-АдМаргинем

сорокин их не пугает, и дарк-яркевич

(а ХАРИТОНОВА женю – дебил шаталов так и не переиздал…)

 

поэтому роман приходится тискать самому

и кто, в результате (500 копий) его увидит-прочтёт?

а уж остальные 4-5 книг – при жизни явно и руки(ноги) не дойдут

 

в журналы я отродясь (с совка) ничего не посылал (а что и посылал – посылали меня)

в сеть – пихают ещё большие самодеятели, чем я – 2-3 сайта «имею», но за 2 с половиной года – и 5% не прибавилось

 

тем не менее, мне важно лишь – что вот молот, сегодня – прислал емельку по прочтении талмуда «про бродского, но не о нём» (покамест презентовал лишь вдове, молчит) – более, чем ободряющую

а книгу я печатать и не хочу

как и вторую – о довлатове

перебьются, подождут

 

а мне ведь 63, с полугодом – а во сколько отец наш, давид яковлевич, помре?

об этом, впрочем, я мене всего думаю

живу-дышу-пишу, и ладно

 

а вы, мой влапенков, исчезаете и пропадаете, надолгонько

 

на чём и прощаюсь

 

ваш КККропоткин-Махно

  

------------------

 

ПЯТЬ ПЕТЕЛЬ ДЛЯ ЧЕТВЕРЫХ ДЕКАБРИСТОВ

рецензия на:

Cамиздат Ленинграда.
            1950-е – 1980-е.
            Литературная энциклопедия

Под общей редакцией Д. Северюхина. Авторы-составители: В. Долинин, Б. Иванов, Б. Останин, Д. Северюхин.
– М.: Новое литературное обозрение, 2003. – 624 с., ил.
 

«В своей работе мы постоянно пользовались консультациями Сергея Дедюлина (Париж), Эдуарда Шнейдермана и Владимира Эрля, множество замечаний и предложений которых учтено при подготовке книги.

Книга представляет собой единственную в своем роде энциклопедию ленинградского неофициального литературного движения, история которого охватывает почти сорокалетний период – от первых послесталинских лет до распада СССР. В нее вошли биографии 350 ленинградских поэтов, прозаиков, драматургов, критиков и философов, а также более ста очерков о самиздатских журналах, альманахах и сборниках, о неофициальных литературных кружках и группах, о нелегально действовавших семинарах и конференциях. Рядом с именами известных литераторов – Анна Ахматова, Иосиф Бродский, Андрей Битов, Глеб Горбовский – соседствуют авторы, чье творчество в течение десятилетий было знакомо исключительно читателям самиздата: Леонид Аронзон, Роальд Мандельштам, Александр Морев, Виктор Кривулин.
Вступительная статья В. Долинина и Д. Северюхина “Преодоленье немоты” представляет собой развернутый исторический очерк, посвященный ленинградскому самиздату. В книге имеется раздел “Хроника событий”, а также обширный библиографический раздел. Помещена статья Б. Иванова “Литературные поколения в ленинградской неофициальной литературе: 1950-е – 1980-е годы”. Публикуются фотопортреты (более 130) авторов самиздата.
…В университете и других вузах города оживилась работа литературных объединений (ЛИТО), иногда служивших, по словам одного из их участников, “островками неподконтрольного вольномыслия” и представлявших собой относительно свободные поэтические кружки. Наибольшую известность приобрели ЛИТО Технологического института им. Ленсовета (по выражению* Константина Кузьминского – “технологическая школа”: Дмитрий Бобышев, Анатолий Найман, Евгений Рейн), Горного института (“геологическая школа”: Леонид Агеев, Андрей Битов, Владимир Британишский, Яков Виньковецкий, Глеб Горбовский, Александр Городницкий, Олег Тарутин) и филологического факультета университета (“филологическая школа”: Леонид Виноградов, Михаил Ерёмин, Сергей Кулле, Михаил Красильников, Лев Лифшиц (Лосев), Владимир Уфлянд и др.)».

 

* “техноложку” я школой не обзывал, только – филологов и геологов, чтоб как-то разбить по месту принадлежности (кругу); эти 4 гуся (плюс “и примкнувший к ним” Бродский) – идут у меня под маркой “ахматовские сиротки”, Ант., 2Б

…………….

 

«Борис Тайгин и его издательство. К ранним 1960-м относится начало уникальной издательской деятельности Бориса Тайгина (псевдоним Бориса Павлинова), который в 1953 вышел из лагеря, где отбывал срок за “музыкальный самиздат” – подпольное изготовление граммофонных записей “буржуазного” репертуара на использованных рентгеновских снимках (по выражению тех лет – “на ребрах”).

Вскоре после возвращения в Ленинград Тайгин стал фанатичным собирателем труднодоступных классических стихотворных текстов (Николая Гумилева, Николая Заболоцкого, Ильи Сельвинского, Марины Цветаевой), а также произведений непубликуемых молодых авторов. Тексты любовно и тщательно перепечатывались на машинке и переплетались в сборники объемом до нескольких десятков стихотворений, снабженные маркой его издательства “Бэ-Та” (“Борис Тайгин”)…

Многие проекты, в том числе два выпуска поэтического альманаха “Призма” (1961, 1962*), тираж которых удалось довести до 100 экземпляров, и “Антологию советской патологии” (1964) со стихами ленинградских и московских авторов, Борис Тайгин осуществил вместе** с поэтом Константином Кузьминским.

Издательская деятельность Тайгина и Кузьминского положила начало систематическому сбору и хранению литературных текстов, написанных не для официальной печати, и во многом предопределила тот серьезный подход к самиздату, который прочно укоренился в ленинградской неофициальной культурной среде».

 

* “призма-62” – не вышедшая (о чём в Ант.) – мои стихи там были; “призму-61” – показывал мне тайгин, поскольку познакомились мы – в 62-м;

** в составлении АСП – участвовали со-редакторами Гр.Л.Ковалёв и Виктор Соколов

обо всём этом – в Ант., см.

Тайгин, ко всему, подкинул ещё и кликуху – Аркадию Северному, пиша его “на рёбрах” с Соловейчиком-Рублёвым (но это уже – к “бардам-ашугам-рапсодам-и-менструэлям”, по моему выражению; весь этот “кукин-клячкин-слёзкин-сироткин-полоскин-нахамкин”, опять по “моему же”, из которых я имел несчастье породить, с женой – кошмарного клячкина, зимой 1961-62…)

 

………………..

 

«Константин Кузьминский. Новый стиль поведения. С 1960-х* двадцатичетырехметровая комната поэта Константина Кузьминского на верхнем этаже флигеля** во дворе между Красной (ныне – Галерной) улицей и бульваром Профсоюзов (ныне – Конногвардейским) превратилась в центр неофициальной культуры, где проводились литературные чтения, вечера, выставки живописи и фоторабот, печатался самиздат.

К этому времени Кузьминский получил известность как поэт и знаток ленинградской неофициальной культуры, собиратель литературных текстов и пропагандист свободного искусства…»

 

* помянутая комната, окнами во двор (в квартире с женой и матушкой) появилась лишь после кап.ремонта и размена в 1971-м; с 1940 по 1965 мы с матерью жили в 20-метровой кишке (9 м длиной и 2м 10 см шириной), окном на бульвар; поэты в ней случались, и художники тоже, но выставок и чтений я там не устраивал, за невозможностью

** и это был не “флигель”, а 4-й этаж жилого дома №15 (по бульвару), некогда квартира камер-фрейлины её императорского величества г-жи кульневой (потомка генерала 1812-го года), превращённая в коммуналку, чуть не во всю глубину проходного дома (9 семей, 11 комнат, 28 человек); после ремонта (1965-66) была разбита на отдельные квартирки, где нам с матерью досталась 24-метровая комнатища, в двухкомнатной, с соседкой-парикмахершей в 9-метровой, “на троих” (отдав ей 20-метровую комнату жены в конце староневского, мы оказались в отдельной семейной квартире, с матерью в боковушке), что и позволило мне безобразничать с поэтами, бабами, выпивками и выставками, года лишь с 72-го-73-го, года где-то 2,5-3…

 

«Летом 1972* Кузьминский при участии** Бориса Тайгина выпустил сборник стихотворений 14 поэтов “Живое зеркало: Второй этап ленинградской поэзии”*** с предисловием Давида Дара. Этот сборник стал первым опытом поэтической антологии в ленинградском самиздате, выдержал несколько переизданий и имел широкое распространение. В 1975 Кузьминским был подготовлен сборник прозы 23 неофициальных авторов “Лепрозорий-23”».

 

* в феврале 1973, далее, двухтомно, в 74-м

** не участвовал никак, но мне для Бореньки не жалко

*** о “зеркалах” (коих было – 4, начиная с сюзанниного, 1972) – надоело и говорить: 5 поэтов, 12 поэтов (“алипиевская антология”, 1973) и 2 “возрастных”, по 14 (1973-74); 5-е зеркало, “юг” – было составлено, но недосостоялось (нехватало поэта-пианиста и прозаика Б.Фалькова) и было оставлено в доработку ю.вознесенской и н.лесниченко (ими же – и утрачено, справляться – у кошелева-коршунова, в гэбэ)

 

«В 1973 Кузьминский организовал на психологическом факультете ЛГУ первую “Экспериментальную выставку графики-фото”.* Вторая подобная выставка в начале 1974 состоялась у него дома. В течение лета** 1974 в его квартире продолжалась выставка 23 художников-нонконформистов, которую посетило не менее тысячи человек. Экспозиции у Кузьминского, наряду с ранее состоявшейся выставкой в Кустарном переулке в мастерской Владимира Овчинникова (1971), сыграли важную роль в процессе консолидации художников накануне выставочного прорыва в 1974-75».

 

* выставка именовалась “выставка графики и фотографии” (поскольку вместо забздевших и слинявших В.Левитина и Л.Авидона – мне пришлось бросить в прорыв фотографов), 13 участников, включая 5-летнюю Доротею Шемякину (тогда гениальную)

** выставка “23-х” открылась сразу ПОСЛЕ сентябрьской, “бульдозерной”, как антитеза; за ней – выставка 13-ти фотографов “под парашютом”; далее – “образ меня в современном искусстве”, “однодневная выставка 4-х лидеров (для 3-х с половиной дипломатов)” (рухин, жарких, леонов, овчинников); с сентября по весну – выставки шли одна за другой, иных уже и не помню, или – и не было (но ссылаются – тот же валентин-мария тилль, устами в.вальрана)

 

«Летом 1975 Константин Кузьминский эмигрировал, предварительно нелегально переправив за границу множество рукописей и микрофильмов обширного собрания поэтического самиздата. Это собрание послужило основой для выпущенной им в Ньютонвилле (штат Массачусетс) многотомной (9 томов объемом по 800-900 страниц) антологии новейшей русской поэзии “У Голубой Лагуны”, снабженной большим числом сопроводительных текстов, фотографий и репродукций (составителем этой антологии считается* также Григорий Ковалёв – слепой с раннего детства ценитель и собиратель поэзии, прозванный за свою феноменальную память “Ходячим магнитофоном”**)».

 

* не “считается”, а намеренно и сознательно указан мною, поскольку с ним мы и начинали всю эту бодягу в начале 60-х (1962-м)

** о “памяти” Григория Ковалёва (отсутствовавшей начисто) – см. в томе 1-м моей (нашей) антологии; парашу пустил витюша кривулин (дошло до того, что цитируется-рекомендуется на сайте информатики); “бродячим магнитофоном” назвал я сам себя (или – сюзанна масси?), узаконил в заглавии статьи – Миша Трофименков (“Смена”, ок. 1988)

 

более примечаний не имею (о себе); об остальных – вероятно, с той же достоверностью

 

АКАДЕМИКОВ – НА ФОНАРЬ!

 

(24 июня 03, Вторникъ, Свв. 222 новомучениковъ Китайскихъ, убиенных при боксерскомъ возстанiи. Иконъ Божiей Матери Абульскiя и “Достойно есть”.)

 

P.S. емельный базар по поводу присланной мне пару лет назад парашной биографии (б.и.ивановым, б.останиным и г.донским) – лень искать, а на сайте НЛО – приводится только вступление к этой энциклопудии

более гг. составители – ничем у меня не поинтересовались, что и привело (вероятно и у в.и.эрля – тоже, ограничившись “малой садовой”)

что характерно

 

PS (зачем?):

 

… и, кстати, неизмеримо главную роль в питерском поэт-самиздате – сыграл слепой, Григорий Леонович Ковалёв

Тайгин собирал Горбовского и первоиздавал Рубцова (помимо всякой мелкой шушеры: оскара карасика, в.ловлина-луговского, ю.паркаева, а.базановской, эстер вейнгер и т.д.; и меня, начально)

Ковалёв же балдел от Сосноры, знал и любил Ходасевича, Оцупа и Поплавского; и осуществлял связь с Москвой (Аликом Гинзбургом), снабжая нас Холиным и Сапгиром, Чудаковым и Буричем, Мамоновым, Красовицким и чорт те кем

Бродского, в 1961-62-м мы собирали с ним напару (по всему Питеру и даже Москве), я имел тексты от самого Иосифа, Гришка – отовсюду, Тайгин же осуществлял техническую часть

попутно, стараниями Тайгина и Ковалёва (менее – меня), были собраны и первоизданы и остальные “сиротки”: Рейн, Бобышев, Найман, Шраер-Петров, Гордин и прочая мелочь

тако и трудилась троица – лебедь, рак и щука, но воз в 1962-64-м – был несколько сдвинут с места

 

/неокончено за бесконечностью, 25 июня 03/

 

Привключение от Эрля:

 

«… ну что Вы за бестолочь такая, прости Господи!

Я Вам уже раз пять писал, что познакомились мы весной 1969 года, а Вы всё талдычите, как заведённый: “шнейдерман бывал у меня с января 1961, эрль – с 1967-68(?)”! Я, кстати сказать, совершенно не помню Вашего первоначального (на бульваре) жилья, хотя, смутно припоминаю, что там бывал; по крайней мере, помню, как мы вместе ходили на Старый Невский (где Вы однажды изволили на моих глазах со страшным рёвом сверзиться с топчана). Так что относительно постоянным свидетелем я был только с 1970 года.

Файл “Samizdat” я переслал Северюхину, ему пригодится и он будет благодарен. Кстати, он предоставлял мне полный текст всего словаря, который я тщательно изучил и куда внёс множество разных поправок, оговорок, замечаний и т.д. И, конечно, совсем не “ограничившись “малой садовой””. Не хочу преувеличивать свою роль, поскольку многого не знаю, но старался как мог…»

 (емеля на вышеприводимое, от 25 июня 03)

 

…вешать придётся не одного северюхина (и его помянутых в титле декабристов), но и информанта В.И.Эрля

A propos: на период активности Ковалёва/Тайгина (1962-64 гг.) Эрлю было менее 17-ти лет (1947 г.р.), и о роли их он знать никак не мог, разве – post factum

(остальные информанты и со-составители – и паче того знать не могли, и не знали – зная их, утверждаю)

 

однако же, о “пяти зеркалах” (американское, алипиевское, двухтомное и южное) – полагаю, мне, как составителю и изготовителю (единоличному) – как-то лучше знать

о датах: начиная с истории в школе – имел троечку с натяжкой, за таковые

помню только дату своего рождения, и ещё некоторые, случайные

на малой садовой эрль подошёл ко мне (с вопросом о бакинском гектографированном издании хлебникова) – в период моего гражданского брака с н.в.казимировой (осень 1964 – осень 1967), падчерицы н.н.пунина – поскольку вопрос касался именно библиотеки н.н.

позднее я, вместо благожелательного ответа, грубо наорал бы на вопрошающего (быв с бывшей супругой в весьма натянутых отношениях – года до 1969-го)

тогда в.и.эрль, возможно, прав – но так ли это важно?

как было указано, на бульваре профсоюзов, дом 15, кв.7 – поэты/художники бывали эпизодически (по причине строгого ока матушки, заслуженной учительницы) лишь ДО кап.ремонта (1964-65); далее и я там (в кв.21, того же дома), практически, не бывал – до 1967, проживая в 1964-65 у супруги на плехановской, а далее, с 1965-го – на дворцовой наб., в бывшей квартире академика тарле (мемориальная доска висела меж наших двух окон), и только осенью 1967 вернулся в комнату с матерью

летом 1970, по причине брака с э.к.подберёзкиной (на свадьбе зафиксированы на фото в.и.эрль, о.а.охапкин, в дупель пьяный в.а.соснора, ю.шигашов, г.чугунов, сюзанна масси, кто ещё – не помню; снимал б.кудряков, он же “гран-борис”), стал жить “на два дома”, на староневском и на бульваре, до размена в 72-м

и с 1973-го – началось функционирование квартиры №21, до отъезда летом 1975 – каких-то два с половиной года

то ж относится к моей активности в период 1962-64 гг., с б.тайгиным и гр.ковалёвым – опять же, где-то 2 с половиной, всего

менее важные (но предваряющие) события:

лето 1959, курилка публички – попытка издать рукописный или на гектографе журнал (участники: валерий марков, марго фролова, а.шашилов; м.пчелинцев, н.завельский, станек киселёв от них), неосуществлённая

декабрь 1959, биофак лгу, стенная газета “зуб” (участники: б.соков, б.безменов, ю.климов, в.молот)

реакция: открытое письмо комсомольской организации матмеха, фельетоны в газетах “ленинградский университет” и “смена” (досталось, в основном, молоту – за его статью об американском кино)

декабрь 1962, кафе “улыбка” в гавани (по рекомендации в.молота): выставка и чтение под моим кураторством (участники: “мухинцы” а.юдин, в.иванов, скульптор-бакинец санан, кто-то ещё; поэты: э.шнейдерман, в.кривулин, в.соколов, е.пазухин?, я)

скандал, из кураторов меня попёрли (а готовились вечера и.бродского и е.клячкина на январь 1963)

моя первая попытка сочленять поэтов с художниками

в промежутках, случалось, работал – чорт те где и чорт те кем (см. копию трудкнижки, весьма неполную)

 

(25 июня 2003)

 осетровы-севрюгины-белугины – меня как-то спросить не удосужились

они обо мне – писали

источник, похоже, один – АБС (адна баба сказала) – судя по предисловию и двум известным мне “биографиям”: моей и молота

 

 

ЕЩЁ ОДИН ОТЗЫВ, на вышеписанное-цитированное:

 

«Костя, я прочитал все. То бишь про тебя и <…….>. Про тебя – написано языком совкового филолога. Читать скука смертная. Ни искры, ничего. О моральном подвиге людей писать тем же языком что и инструкцию для видеомагнитофона.

Жуть, Костя, советская власть – это стиль, изжить его невозможно.»

(емеля от Андрея Загданского, автора фильмов “Толкование сновидений”, “Вася” и др.)

 

и я с ним полностью согласен…

 

(26 июня 03)

 

… к сему ж – емеля от Л.В., экс-редактора киевского “Олигарха”:

 

«В оценке книги (судя по тем кусочкам, что ты прислал) согласна с Андреем. На версту разит от неё псевдоакадемичностью, что противоречит самой сути, духу самиздата.
Что поделаешь – нынче у нас ВСЁ на продажу. Приторговывают кто чем может... "Cамиздат Ленинграда. 1950-е 1980-е. Литературная энциклопедия" – увы, состряпчие явно заискивают в надежде на коммерческую выгоду предприятия. Это очень видно, от того и противно.
Жаль, потому что идея вполне достойная, попади она в чистые руки...”
(25.09.03)

 

…ещё 2 отзыва (неопубликованные) от ещё одного участника (“жертвы”), ученика Д.Я.Дара, прозаика В.Лапенкова:

// 1-й от 10.09.см. выше //

 

… и писмо-емеля вл.лапенкова, свежее (23.9.03), “о том же”:

 

«Дорогой КК! Я позволил себе Ваши 5 намыленных петель отослать Б.Иванову для будущего ума. Якобы готовится приложение с исправлениями и дополнениями (т.е. ни хрена, конечно, не готовится, но туманно обещают и потому принимают претензии). Разговор мой с БИИ тяжеловат оказался, как и в случае с выходом в Лимбахе сб. ленпрозы 70-х (не помню уже – отписывал ли Вам о выбрасывании оттеда Дара и Холоденко и замене их женской, хотя и бесполой, и деревенской, то ж достоинствами коротковатой, прозой?). Поначалу БИ пытался оправдываться, мол, юженюхин во всем виноват (литераторов не знал и не хотел), а мы академиев не кончали, зато вдругорядь будет докторам наука (множить “поручики же”) и т.п. Но потом совсем обнаглел, каналья: и кто, мол, такой Дар? да так ли уж он крут и не дут, чтобы фото свое заслужить, в отличие от Г.Бревде и прочих важных господ... Короче, реально претензий принимать не желает, хоть стреляйся с ним через платок.
Только тут я окончательно понял (сюда же – из прошлого – когда он не хотел меня и в Клуб принимать – “Лапенков ученик Дара, у него и документы в ОВИРе лежат! под монастырь подведет!” – со слов Кривулина), что злопамятный старый пасюк ВСЮ ЖИЗНЬ РЕВНОВАЛ К ДАРУ И ВЕСЬ ЕГО КРУГ ДЛЯ НЕГО НЕНАВИСТЕН! Вот и Шиш не попал в святцы, и проза Дара (и Холоденко) уже принятая было моими потугами в Лимбахе, в последний момент выкинута вовсе не по вине какого-то там неизвестного виртуального дяди...
Такие дела. Что до Вашего Анархосвятейшества, то я с интересом полистал бы Ваш опус (в смысле – роман). А про дыхалку могу поделиться: у меня нечто подобное выползло уже к сорока пяти, но ныне – полегче, ибо отказался (по науке) от продуктов, в коих процент жира выше процентов белка, а ежели бы еще и курить бросить (я, правда, не бросил и от пирогов не могу отказаться) или там чесночной регулярно попить... Второй жизни не обещаю, разве в ивановской кукло-педии, но кровь разогнать можно. Да Вам и ваши шаманы могли б подсказать. За сим откланиваюсь. В.Л.»

 

…а кто такой – БРЕВДЕ? (всех остальных я как-то знаю)… неведом мне и “темна вода в ихних облацех”…

 

стреляться же с оной публикой – надобно не “через платок”, а – через мешок (предварительно положив в него булыжник), и таковым – по темячку…

 

(23 сентября 2003)

 

 

… и ещё одна приписочка-сообщение, в письме от гены трифонова (тоже ученика д.я.дара), 14 (30) сентября 2003:

 

“P.P.S. Кто-то (уже забыл фамилию) уже повёз к Вам Антологию ленинградского самиздата, сооружённую Б.Ивановым. В ней куча опечаток и нет нужных фотографий.

А вот Яша Гордин есть. А Дара нет, и не только его. А Яша – есть. Какой-то бред… А у нас и всё делается через жопье.”

 

… занятное признание (сидевшего по статье за гомо)

если бы…

к сожалению, делается – сознательно, с прицелом (и с прицепом): умалить истинное, и раздуть клопов-мондавошек от литературы

дар и гордин – знаменательное противустояние: противуестественная “белая ворона” в союзе писателей и – бойкий серенький воробей (по навозу) в секции драмоделов… севший на жопу лауреату-нобелиату, поклевать, по зёрнышку – исходящее…

и всё это – под эгидой зело “тёмной лошадки”, прозаика-капитана б.и.иванова (из тёмной семейки трёх братьев-ивановых)…

увы, не бред

 

(30 сентября 2003)

 

от ККК несколько позже:

володя,
шлю несколько переделанные "петли" (с вашего разрешения?)
и стишок

ваш ККК.

 

Att.:

 

   в.лапенкову

 

под окном ручей шумит как терек

за деревьями реки в тумане берег

не приплыл сюда ещё мой беринг

(а за ним попутно уолтер меринг*)   * см. альманах ДАДА

 

так и плавают и плавают соринки

в противуестественном соитьи

целое семейство ивановых

со севрюгами белугами и иновым

 

“инов” тот который на процессе

с братьями которые присевши

орошают холмик в сан-микеле

совершая безобразну микву

 

и парит над ними вова уфлянд

что дубинушка которая не ухнет

ухналёв ухин в ерёминскую бухту

и зело от петербурга пахнет

 

пахнет не икрою осетровой

не салфеточной не троечной не штучной

пахнет говноядием нешуточно

с башни дэлавэрской смотровой

 

я гляжу на это дело умиляясь

по утрам отнюдь не умываясь

ехать в петербург помывши руки

кушать в “пиво-пиво” тухлых раки

 

во пивнушке имени серёжи

наблюдать все эти крашеные рожи

наблевать им в эти краденые враки

приподнявши свой мундир на сраке

 

в.лапенкову пясть вложивши в лапу

вспомнить духоборческого папу

д.я.дара шигашова холоденку

теребя пардон седую бородёнку

 

позвонил седой айги из вавилона

он вкушает в оном равиоли

исполняя нерифмованные строчки

в рваном свитере (под оным без сорочки)

 

магазинники за ним но с диктофоном

“вы да вы” напополам с олигофреном

или с дауном совместно шендерович

гладит юльку по … но лапкой шерстяною

 

визг и писк шизофренической пиписки

носорогою проскачет ионеско

и тряся у шевелёвой сиски

шантгаи поёма пьехою в юнеско

 

столь невнятно непонятно и невместно

на пивных дрожжах стихов вспухает тесто

то голынко-вольфсон в свежем АКТе

умоляет на меня не какайте

 

африкой ебома куксенайте

на бродвее не присядет в книксен

и орбитой закусивши орбакайте

направляет пять перстов но книзу

 

а ручей ярится аки терек

половою эскападою истерик

и лежит давно в гробу амальрик

перебрав весьма холестерину

 

кушай рыбку закуривши мальчик вова

убоясь на ивановых клёва

паче белкиных и палкиных пачули

со другого берега почуяв

 

потому-то я не еду в город питер

что воняет там не приведите

хоть я к запахам отнюдь не привередлив

там бандита восседает на бандите

 

лох курёхинский не повелит тем водам

вся промежность смазана тавотом

ангел шпиля там не протрубит гавотом

бронзовеет мёртвое животное

 

отлитое мишей не под клодтом

а паряще вдругорядь над клотиком

кривошеинским мохнатым клопиком

и бесштанным пьяным сан-кюлотом

 

монстры петербурга лены лены

у которых узловаты тощие колены

аз дошед до белого каленья

в сарском опадают мои клёны

 

и летят по парапетам листья листья

и спешит за ними некто листьев

и тебя мой брат касаясь пястью

в этом граде я чужой и лишний

 

там был сон сменившийся тут явью

горловою с лотосом тувою

и склонились ивы к изголовью

крашенные чёрною сурьмою

 

(23 сентября 2003)

 

//из этого материала адресат соорудил статью «Петля самиздата», вывешенную затем на сайте Сетевая словесность. См. http://www.netslova.ru/lapenkov/si.html  //

 

 

от В. Лапенкова, октябрь 2003:

Дорогой ККК! У меня для Вас маленький супрайз. Загляните на
http://www.litera.ru/slova/ 1  Это наш скромный ответ, коза, туземным чемберленам, литературной козлоностре. И ежели в их мозолистых головках еще завалялась малость серого вещества, они должны не блеять и бодаться, а в ножки нам поклониться, ибо только скандальный пиар и привлечет какое-то внимание к специфической (Питературной) теме и книге. Естественно, в очередной раз ударил Даром по мозговому бездарожью, но главная гордость - впервые и резко! - вывел на стрежень сетевой волны образ похеренного Юры Шигашова. Сим победиши. В.Л.

 

// 1 первоначальный электронный адрес статьи. – В.Л. //

 

от ККК, 24 окт. 2003

да, володичка
потешили
(и в чём-то "учитесь" у меня? коллажите! что радует)

а у меня позавчера другой сруприз:
в питере вышла книга:
к.к.кузьминский, "не столько о поэтике, сколько об этике", петербург ХХI
век, 400 стр., тираж 100 экз.
(мои писма асеньке майзель, 1991-2002)

уже отписал ей, чрез эрля (штоп побыстрей), што 1 екз. - вам (НО: в обмен вы сделаете ей распечатку "гориллиуса" и всего моего, слатого вам - о даре, да и фоток дара - ей бы... поклонница ж и ученица)
потому девушка она бескорыстная, и уже прислала мне список, кому хочет
подарить - вплоть до лихтенпферда
список я подправил, особливо вставив вас
ерль, зараза - уже имеет (но он же и написал прелестно мне на заду,
послеславие)
это, как раз, и есть полновесный ответ - не только "самПИЗДАтым", а всему околосовпису - о нём и пишу
с асей было говорить - одна радость (и продолжаю), сегодня послал ей писмо в 20 стр.

вони, чую, будет... и друзей я себе приобрёл - с полсотенки (если не сотню)

низя мне ехать в ленинград: я-то их поштучно бить собрался, а они - скопом
побьют...
вот на етом и прощаюсь
сил нет - второй день читаю СЕБЯ...

ваш ККК

 

от ККК, 25 окт. 2003

володя,
найду способ вас состыкнуть - с асей, чрез эрля
писано ему сегодня (см. атт.) -
продолжающееся намыливание петель, поскольку гелий водородыч донской привёз мне копию самПИЗДАты

как оно там вешается на сайт - мне по сю невнятно
(хотя мой роман - с двумя третями ПРИМЕЧАНИЙ - как бы и писался загодя в "електронной" форме...)
с интернетом у меня напряжка: не могу выправить статьи о художниках на
russkialbum.com, мой датский сайт ("аптечка библиомана") скис и стух,
исраэльский, с антологией же - не фурычит пару лет уже...
а самому влезать ещё и в интернетную холеру - не по возрасту и не по силам

сейчас вот - с помошью шнурова! - сделал со скрипом 2 обложки и корешок к
роману, предстоит ещё 25-50 стр. главы визуальной (сколько осилим):
фотожоп для меня тоже терра инкогнита, на уровне афтоматики лишь
сегодня ночью будут ладить-разбирать компуторы - а у меня ещё 8 гигов
материалов не скинуто на сидюшки (коих нет или мало)...
и как емели сохранить (вычетом засэйванных частью в ворд) - мне неведомо

холер хватает

книга вам БУДЕТ (ася, чрез эрля, оповещена)
ася - полагаю, и из юридических боязней, книгу не продаёт, а раздаёт лишь
потому, по мышиным подсчётам - человек с полста уже готовы подать на меня (на асю!) в суд
мне-то это как-то по барабану: я всегда говорил, что хотел
с романом моим - будет та же холера
пора б, пора его - 27 лет тому (в двух полутомиках: 1975-76 и 1976-2003)
жду вот, днями, девушку-сокола в зад, из рашки (которая взялась за печать)

на чём прощаюсь

ваш ККК

 

Аtt.:

 

ну вы и эрль*!

(* вероятно, что-то неприличное)

вы мне упорно - васю, я вам тщетно - вову

не то, не то вам скачал НН - я вам слал линком нечто вовсе другое: наш с влапенковым материал на "самПИЗДАты"

своя своих не познаша, не покушамша, не узреша (уеша шнейдермановской "уэрлы", за до вас...)

не с теми вы, дорогой товарищ эрль!

АКАДЕМИКОВ - НА ФОНАРЬ! И НЕПРЕМЕННО - ЗА ЯИЦЫ!

(вова-2 - тоже тщетно тщится поиграть с оффициозом - даром дара б.и.иванову и прочим б. - впаривает, тщетно шиш им кажет - не видят они шиша, шишигу нашего: они собою в зерцале любуются, да под лупой - своих мондавошек рассматривают...)

но и тяжело им: вчера только обнаружил в перди-суе-словии долинина-севрюгина, с чего это сыр-бор, отторжение и несварение:

это ж ДОЛИНИН был глав-вредом гишторической антологии "острова" шнейдермана-колкера - по всем параметрам превосходящей мою... (об чём подробно, с цыфирным раскладом - в пердисловии к сампиздату). цитнуть? да ведь вы ж - всё это ещё в компуторной форме изучали, со тщанием...

придётся писать новый иссэй, уже - по книге: отчего отсутствуют ГНЕДИЧ (и школа ея! оптом), ГЕРА ГРИГОРЬЕВ, ГЕНА ГРИГОРЬЕВ, не говоря за ГИГАНТА ПОНИЗОВСКОГО и мелкотравчатого ГРИШКИ-СЛЕПОГО (даже у тайгина!) - четверть-страничкой, об учителе всех (но не вас)... кривулин - и тот - перед ним до смерти на цырлах ходил, чтил...

пятую петлю - надо срочно намыливать (одну на двоих - и на э., и на ш. ...)

посланные вам (петли) - были вами же переданы ответчику северюхину (для "учтения и уточнения"), влапенков же - водрузил виселицу - на интернете...

кады я (сильничая) вовлекал вас в альянс со внеполовым АКТом - я имел в виду ваш нумер, юбилейный: с анри, хвостом, сэнди конрадом - даже гиневским и тайгиным

и оказался там единственным сторонним - волынка в гольфиках (вполне, впрочем, пристойными стихами)

а полгода-год на уговаривание вас, невесты - ушло

результат - на лице

а кады влапенков тщетно тщился засунуть в оный самПИЗДАт - ДАРА, ШИГАШОВА (не себя! он-то там уже был) - где ж были вы?

в кумпании жополизов глеб-семёновцев? (который вас, кстати, в лито - не взял, как и меня, впрочем)

а ДАР вам был не враг...

ДАР, ПОНИЗОВСКИЙ и ГРИШКА-СЛЕПОЙ, плюс ГНЕДИЧ - вот, кто были афторитетами для меня, а не СЕМЁНОВ-АХМАТОВА

но для составителей (и консультантов) - всё было ровно наоборот

и об этом придётся писать, заново и попо(!)-дробней...

разные, эрлюша, бывают афторитеты...

"с кем вы?" (не помню, как там дальше и кто, бессмертным и.в.сталиным?)

мне тут ссориться и расставаться приходилось со многими, нежно поминаемых в "писмах" асеньке -

сашка свиридова (чью поэму "сапфо" я ТРИЖДЫ спасал), шаламовка - оказалась прошмандовкой при шенкерше (как и юленька беломлинская, впрочем): косопузая одесская мондавошка лариса шенкер - имеет журнал и помещания для чтений-выступлений, ловко и лихо отсасывая у евреев, американцев, русских - где дадут, где подставят... (одесситы - и те от неё блюют...)

андрей загданский, сын кино-шишки киевской - 4 года был секретарём онаго союзу (что выяснил по интернету, недавно) -

понятно, что снимая фильм "обо мне" - он не хочет давать МОИ оценки михалковых и всех остальных прочих, влась (влазь!) имущих...

вот об этой "этике" - я и говорил, в писамах асеньке...

с кем вы, господа-инженеры человеческих душ?...

по мне - проще найти общий язык с власть не имущими "кривулианцами" (что и сделал), нежели - с ивановыми-останиными, новым совписом

и, как-то стерёгся я - от контактов с б.и.ивановым (приведённым в нашу компашку, в "лепту" - несветлой памяти витюшей кривулиным, когда был уже создан "комитет общественного спасения" - мной и юлией, с приглашёнными нами же - охапкиным, витями и вами...)

хотя он, последние 5-7 лет - контакты со мной старательно наводил, через мелкописающих посредников, тантристов и эзотериков, к слову

писмо это, боюсь, надобно не отправлять вам - а напротив, включить в писомое (покамест ещё в голове) "моё отношение к "самПИЗДАту" и его столпам и остолопам..."

к вам я, владимир ибрагимович - всгда относился со всем пиэтетом (и даже, можно сказать, с нежностию) - вычетом ваших контактов с академией: бойко шустрящей публикой в виде мейлахов, азадовских, никольской

мишу, при этом, я даже ЛЮБИЛ (в недолгий предотъездный период), общались чуть не ежедневно; тёзку азадовского - увы, знавал-с, с осени 64-го аж (но, по большею частию - нехорошим: там, по девочкам и выпивону совместному); никольскую - см. "писма"...

и, если вы АБСОЛЮТНО чувствительны в плане поэтической неискренности и шкурности (стратановский, шварц, констриктор...), то в плане "академической" - наблюдается некоторое всеядение...

вот об этом я и пишу

влапенков, встав на рога - за ДАРА и шигашова - мне мил и сердечен, именно - этим

как, скажем, вы - за мыронова (или ваша боль - за макринова)

вот такой вот расклад, эрлюша...

остаюсь, искренне ваш - ККК-Махно

(с союзной, кстати - атаманшей марусей климовой, в лихой бескозырке...)

 

Атт. 2:

 

НЕ ЗАГЛЯДЫВАЯ В «ЭНЦИКЛОПЕДИЮ»

(перелистав с карандашом)

 

десятки имён отсутствуют, и каких!… какого масштаба

на прикид, по первому ж перелистыванию:

борис понизовский, татьяна гнедич (и вся её школа: бетаки, усова, щербаков…)

гера григорьев и гена григорьев – два колоритнейших поэта, истинное подполье и неоффицоз

горный интститут – представлен бесполым британишским (протежопой пановой, первый оффициал среди неоффициалов, выпустивший сборник в 57-м – чему позавидовал и.бродский и стал поэтом; см. мемуары)

а где – трагичнейший леонид агеев, автор социальнейших стихов, лида гладкая, автор стихов о венгрии (1956), олег тарутин, соперничавший с горбовским аж… в лито горного – начинал и саша кушнер (на фото 1956), начавший печататься – в «синтаксисе»…

неслабые поэты-неоффициалы были и в лито всегеи (руководитель – сын н.м.олейникова, обэриута), начиная с сергея шульца, патрона и учителя «геологического» бродского, поэтов там было, некторого числа (пришлось даже пару лет назад – сделать «малую геологическую антологию», в добавление к тому 1, моей)

геолфак лгу – драматург кирилл кистеров, автор пьесы «второе пришествие» (1959), поэты владимир березовский, марго фролова, «папа» иванов (тщетно искомый)…

полуслепой драматург семёнов, из тярлева, автор пьесы «эрик, внук фашиста»… (1966)

помянутый уже выше – драматург и поэт гера григорьев…

их пьесы – не ставились (в отличие от пьес братьев гординых), как и пьеса «где хазер?» поэта вл.березовского, кстати (1959), помнимая лишь кусками, наизусть…

 

все эти имена – на страницах обильно поминаемой ссылками моей антологии

(ссылки, впрочем – по неполным оглавлениям 9-ти томов, опубликованные в НЛО владиславом кулаковым: отсутствуют тома непосредственно «питерские»…)

сама же антология, имеющаяся чуть не с 1999-го в публичке-салтыковке (ныне какая-то РНБ) – для составителей внутреннего интересу не представляла, вычетом проработанного эрлем, имеющегося у него тома 4А (и у приятеля останина, кирилла козырева)

том 4Б имелся у кривулина (поскольку он – там), тома 5А и 5Б – тоже у кого-то (в них упомянутых)

словом, почесавшись и порыскав, можно было б выйти и на полные сеты томов (минимум, 3 полных, от меня), помимо имеющегося в библиотеке…

 

где изрядно представлены и гнедич (2А), и дар (2А, 4Б), и геологи (1 и 5А), и и и …

где имеется цельный раздел (4А) о «малой садовой» и «сайгоне», со стихами даже напрочь неуловимых поэтов «двойного подполья», типа виленчика-гнора, олега рощина, михаила бестужева-взятко, евсевьева-боенко, а о других (боявшихся закордонья) – хотя бы написано-упомянуто…

и это был голый самиздат, даже не тщившийся унюхать чечевичную похлёбку, «подполье в подполье», как определял это я

 

журнал «абемит» компании игоря тюльпанова (по инициалам участников: «аб» не помню, где-то в антологии; евгений мордвинов, игорь тюльпанов)…

стенная газета «зуб» (биофак лгу, декабрь 1959), со статьёй валерия молота об американском кино, делавшаяся б.н.соковым, поэтами борисом безменовым и юрием климовым, художником и поэтом валерием васильевым и мною

(результат – письмо комсомольцев матмеха, фельетон «больной зуб лечить надо» в газете «ленинградский университет» и, наконец, в «смене» – «колумб из политехнического», в основном – о молоте: нас отстояла бабуся гусева, парторг биофака)

стихи безменова (ныне о. бориса) «кремлёвские сортиры», стихи и статьи юрия климова, мои «новобранцы» –

из всей этой кумпании в справочник попали только молот и бирюлин

остальных (равно и печатного труда их) как бы и не было

 

философ и мощнейший поэт 1959-1962, валерий голофаст, не напечатавший ни строчки – также отсутствует

и матерь поэтического самиздата, на чьей машинке ося бродский тюкал своего «джона донна» (быв приведён мною), эстер вейнгер – ко всему и поэт: сборничек выпущен тайгиным в его «бэ-та», 1962

и виктор соколов, по прозвищу «рыжая кошка», соученик кривулина и пазухина, поэт (многажды издававшийся тайгиным, и мною), вполне имеющийся в томе 4Б, рядом с друзьями

и подруга эстер, ритуля климова, «револьт-пименовка» (приводила его ко мне), отсидевшая за самиздат и умиравшая от рака в ссылке – помянута мельком лишь в «хронике»… хотя её история – вполне есть в сети (я – нашёл)

 

пропущен наглухо изряднейший пласт «сайгонской культуры» (описанный ещё москвичом халифом в его «ЦДЛ», 1970-е) – десятки и дюжины имён, разных по уровню (но общих – по судьбе, несладкой и горькой)…

о которых пёкся лишь безродный, да фотограф пешков (2 малые публикации с фотами в газете "слово и дело" 1993, вполне доступные в питере)

вот, листаю сейчас…

 

(пиша эрлю):

 

… что наталья абельская, что генрих абельмас –

не одним ли миром (хером) мазаны?…

хотя у абельмаса – я даже неслабый стишок нашёл:

«человек человеку…»

и в том же нумере альманаха – участвовал (явно заочно?) в.кривулин, «галереей» (стр. 67-79)

«поэзия 60-80-х годов (сборник первый), поэты кафе «сайгон» и журнала «петербург», ленинград, 1991, 89 стр., тираж не указан

составитель владимир безродный

редактор – редактор журнала «петербург» валерий трубицын

художник-иллюстратор борис филиппов

«вторая культура», предисловие с.в.белова, профессора, д-ра исторических наук, тел. 2-27-35-72

авторы:

генрих абельмас (2-8)

владимир балдин (8-10)

владимир безродный (11-35)

анатолий эдлин / владимир безродный (36-40)

МИХАИЛ БЕСТУЖЕВ (40-41)

ГЕРМАН ГРИГОРЬЕВ (42-48)

вильям добровлянский (48-62)

михаил зарайский (63-66)

виктор кривулин (67-79)

валерий филатов (79-85)

итого: 10 авторов

 

… вот, сканирнул – заодно и для себя чего-то (русалку харьковскую!)

 

а ваще, ерль – бессмысленно што-то делать:

какая-то «татьяна шехтман, к.ф.н.» – (или клофелин?, что знакомей и похоже) – пишет о «выставке ККК на кустарном, в 71-м», и об эрмитажной 64-го (где в художниках – и я!) – и печатает, что характерно

эту сучку я засёк ещё в пердисловии о ковальском и Ко, в каталоге шельмы дырки, в калифорнии (там же было и моё, 1977-го, из каталога нортона…)

 

заниматься всеми этими правками – БЕССМЫСЛЕННО

всё равно, какая-нибудь сволочь, типа севрюги во долине и ивана на останце – напечатает-перепечатает, не глядя

 

и ТО Ж, (вероятно?) творится и с авангардом

по крайней мере, фото «харджиева с малевичем» – имело на заднем фоне ещё тройку лиц (тренева, перцова и кого-то ещё)

знакомо-с:

в каталоге нортона на групповом фото и.пальмина, 20-ти художников – тупицын смыл-замазал лицо витальки пацюкова (поскольку тот друг его врага, бахчаняна)

нортон мне НЕ верит («плохая копия фото» – у игоря пальмина, профи с 60-х, не приходько, чать! – не бывало плохих копий)

а у тупицына заготовлено объяснение: смыт НЕ  художник на групповом, а – сторониий искусствовед…

я ж эту гниду витеньку знаю, 6-7 лет общались-переписывались-тусовались… до 82-го, до бала бурлюка (о чём – в «пчеле»)

 

не может не быть того же и в авангарде, и паче – в авангардоведении

с джоном и джерриком – было прожито тож лет 6-7

и многое начато – вместе (институт, антология, «забытый авангард» и т.д.)

 

эти новые совписы, поверстав в «самиздат» ахматову-бергольц (вполне оффициозных и даже очлененных), не говоря за лит.шестерню типа гордина-арьева (вполне кормившихся как журналисты и драмоделы), выкинули из такового всю сайгонскую пиздобратию, полных подпольщиков

послал мышь в архивы наверх – принесла 3 томика машинописных изданий безродного: альманах «сайгон» и собрания того же безродного и зарайского (мужа дочери гаврильчика, кстати)

кривулин не брезговал участием в этих альманахах (или они не брезговали его туда брать), присутствует аж поэмой «галерея»

и, естественно, легендарный гера григорьев, и сиделый бестужев-взятко (автор «разговора рабочего с поэтом» /бродским/, 1966, у меня в антологии), со стихами вполне политическими

и с поэмой безродного «конец сайгона», где перечислены немалые герои-поэты (поимённо по харям, и эпиграммами)

заодно мышь нашла писмо безродного мне (с приветами от половины «сайгона») и 2 газетные вырезки, с фотами вл.пешкова: витя колесников, таня каминская, михаил зарайский; в статье поминаются и шибко всем известные «боб» (кошелохов?!), «хильда» горичева, я, ширали, и «менее известные» (но имевшие быть) генрих абельмас, эмиль майовер, володя софийченко, коля сапожников (ныне известный фотограф), а также курёхин, бг, тимур новиков «с которыми … бывало, распивали кофеи за 14 коп.»

(вл.пешков, «молчи, кричи, сходи с ума – никто и не заметит», газета «слово и дело», вырезка без даты, ок. 1993)

и вторая вырезка, из той же газеты (и тоже без даты? – вру: №12, 8-14 апреля 1993), с отрывком вл.безродного из повести «поэты кафе «сайгон» в 60-80-е годы», с фото его и – «гера и эмиль, странствующие философы. 1986 год» того же вл.пешкова

помянуты г.абельмас, ю.крутько, бестужев-взятко, славко словенов (гогин), в.ширали, нестеровский, в.шалыт (муж гимнастки натальи кучинской), п.чейгин, в.трепов…

пившие кофе (и далеко не только кофе) вместе и на равной

иных я не смог разыскать даже для антологии (словенова, и веню – гербера? – славина! – см. у халифа), и многих иных (см. выше), помянутых-описанных ещё легендарным халифом в его не менее легендарном «цдл», первовышедшем в 76-м*…

 

имён этих (в большинстве уже мёртвых) в синодике нового лениздата я не обнаружил

 

(* моя же рецензия на «цдл», писанная 19 декабря 1976, в техасе, вышла и того позже: пару недель назад, в моей книге писем асеньке львовне майзель, впервые: непочтительно там отзывался «о членах»…)

 

(27 октября 2003)

 

ВЫВОД?

 

пустили четырёх козлов в огород (не из нашего стада), попастись на соросовской травке

посправлялись (по случаю) у двух-трёх пастухов из соседних деревушек (а то и – с хутора), кто ещё там и где был-встречался

прошлись по оглавлениям и справочникам-публикациям, и выдали на гора – свои недюжинные знания о «самиздате»

 

а читатель (лох и совок, начиная с мадам прохоровой) – поразится недюжинности эрудиции и объёмом цыфирной продукции –

вот они, полвека подпольного существования, вполне немалой культурки

 

и пообещают – издание исправленное и дополненное (не указав, естественно, источников), которое то ли будет, то ли нет

подкинет братик прохоровой, или дядюшка американский, сорос – ещё на пару лет, на зарплатку, на травку сочную и зелёную (знакомого цвета)

 

но никто им не надаёт – по шеям и по вшивым выям, скушают, как кушали совпис при совке

народец у нас не брезгливый

и свято чтящий – печатное слово

 

а хочется, обо всём об этом – непечатным

 

dixi

 

от ККК, 4 ноября 2003

ИМЕНА БЕЗЫМЯННЫЕ

 

… спрашивал меня, сидючи в холодной сауне в вермонте, прозаик саша соколов: «ну почему у нас в литературе такие блатные нравы?» (имея в виду максимова, марамзина и иже)

год был где-то 83-й

двадцатилетие тому…

 

кого ж они опускают, нынешние паханы от литературы и искусства, отсосавши от соросов и немецких пушкинских тепферовских премий?…

а – самых униженных и оскоплённых, голодных, горьких, бедных, безродных и бесфамильных

берём список отсутствующих и не вошедших – не по отсутствующему индексу-имяннику, а по памяти

имена, бывшие у всех на виду и на слуху – где-то уже почти пол-века назад

имена, гремевшие лишь в фельетонах «смены», «вечёрки», «ленправды»

и за каждым стоит – легенда (и – память)

 

вовк, кирилл

уманский, александр

швейгольц, владимир

славинский, ефим

восков-гинзбург, гарик

волнянская, марианна

шахматов, олег

(только по делу уманского/бродского, «йоги из выгребной ямы», «окололитературный трутень» и параллельные статьи – в том числе, уголовные, подельники лауреата, сиделые и свидетели)

 

саламандра, мирон

танчики, братья

шейдин, александр

ниворожкин, олег

(полюбившиеся мне персонажи «малой садовой», «фиоретти» и около)

 

витя колесников

альберт тульчинский

анатолий лощагин

(тусовщики «сайгона», устроители подпольных выставок, провокаторы, распространители «тамиздата» и слухов)

 

славин, веня

рощин, олег

виленчик-гнор, борис

(поэты абсолютного «подполья», которых даже мне – не удалось расколоть на стихи и, паче, тексты их – лишь обрывками, по памяти…)

 

троицкий, марк

вейнгер, эстер

соколов, виктор

голофаст, валерий

фролова, марго

березовский, владимир

безменов, борис

климов, юрий

(поэты и самиздатчики 1959-62, начинавшие со мною, помнимые, любимые…)

 

и все они, хоть словом, хоть поминанием-описанием – присутствуют в питерских томах антологии, поминаемой сносками – чуть не на каждой 10-ой странице 600-страничной энциклопедии

 

иные – зафиксированы лишь абсолютным (хотя и припоздавшим) самиздатом безродного и пешкова (см.):

 

словенов, славко

ряузов, лёва

бестужев-взятко, михаил

григорьев, гера

безродный, владимир давидович

добровлянский, виль

крутько, юрий

трепов, владимир?

зарайский, михаил

 

(первые четверо – и у меня в антологии, остальных – мельком знал, но забыл или нечем было помянуть, поскольку стихов – не было)

но они меня – помнили, и – слали (запоздало, увы)

 

ИТОГО? = ?…

добрых три десятка имён

 

оравших и шептавших стихи – на улицах и в сквериках, помнимые (но не упомянутые) минимум, парочкой-тройкой информантов, являвшие собою – бульон (пусть и не клёцки-галушки: об этих есть кому позаботиться, прилипших отнюдь не лавровым листом к жопам лауреатов – нобеля или белого, авось – вспомнят и о них…)

 

2.

 

… пишет мне эрль, один из трёх «попользованных» советчиков энциклопедии:

 

«… Про “самый что ни на есть ...ыздат” напишу, напишу... Вы пока отмечайте, записывайте, а потом всё поправим. У книги были свои параметры (и вытекающие из них задачи). Они описывали именно и только самиздат, а не литературу и литераторов названного (1950-е – 1991) периода. Поэтому многих и нету (о чём Вам написал Н.И.). Конечно, лучше бы было поставить перед собой более глобальные (и правильные задачи). Не так уж много людей добавилось бы (пусть даже около пятидесяти)... А то получается “Справочник писателей молокозавода им. Красной Бурёнки”, где писателям фабрики им. Веры Слуцкой места уже, естественно, не находится (не говоря уж о писателях завода им. Урицкого и фабрики им. Козицкого)...

На этой трагической, душераздирающей ноте я вдруг неожиданно …»

(емеля от 4 ноября 2003)

P.S. .....................говоря же серiознее, если бы составлялся “самиздат москвы”, то имён было бы во много раз меньше, поскольку в москве самиздата в строгом смысле слова было мало. но может быть, я недостаточно осведомлён.....»...

 

… в юморе эрлюше не откажешь

но изъяснения о «параметрах» и «вытекающих (мочою?) из них задач» – меня мало трогают

задача была – одна: …

суммируя:

«всех политиков – пострелять из пулемётиков»

(4 ноября 2003)

 

… впрочем, «всех – не перевешаешь!» (фонарей и телеграфных столбов не хватит),

плодятся эти суки и гниды – как вши, на досточно гнилом и малокровном теле «российской изячной словесности»…

плодятся и отъедаются

(11 ноября 2003)

 

From: VLapenkov <up12s632@omnisp.ru>

To: Kuzminsky Constantin <Kuzminsk@ptd.net>

Sent: Sunday, December 14, 2003 10:13 AM

Subject: letter

Дорогой Костя! Как Ваши дела? Как здоровье? Геннадий (с которым я недавно встречался) сообщил по телефону, что от Вас нет никаких известий, и что в последние дни никто не подходит к телефону. Ответьте, если можете, и успокойте своих почитателей.

Недавно познакомился с Асей Львовной и получил от нее в подарок "Книгу писем". В ближайшее время приступаю к чтению. Ася Львовна хочет тем же методом издать книжку Дара. Я по мере сил ей помогаю (текстами и правкой).

Будем поглядеть, что получится.

С наилучшими пожеланиями, В.Л.

 

от ККК 14 декабря 2003

володя, дорогой

геночка всё-таки женского полу – ну почему я должен сидеть около телефону сутками, когда я почти никогда никому не звоню

 

не говоря что опять совершил махновский наезд на ню-орк, привезя выставку «по обе стороны барака» (арех, васми, ШАЛЯ ШВАРЦ, шагин-отец, некрасов и т.д. и т.п., включая гаврильчика, рапопорта, элинсона, росса, плюс абстракцию михнова, богданова, кулакова, виньковецкого), с сотню работ и сотни 3 фот ДО-товарных художников (увы, на фотах – 2/3 мертвецов…)

галлерея анны – в центре сохо, огромный лофт

учинил там читку – от олежки григорьева и глебушки до холина-сапгира, эрля, ширали, гаврильчика и закончил уфляндом

перемежая каждый короткий текст по памяти – «переводом» онаго на … ток-писин, африкаанс, японский, китайский, диалекты замбии, занзибара и уганды из своей книги «вазамба мтута» – изъяснив, что перевод – для туземцев и иностранцев

публика реагировала адекватно, охуевая

всего минут на 15, после чего, спускаясь со сцены – поскользнулся на своих подковах (шемякинские кожаные получапожки) и ёбнулся, картинно

с грохотом, но ничего не повредив

снимали 2 киногруппы и мышь (и ещё много кто, из любителей) – не знаю, засняли ли

из одежды была чёрная ряса, с чёрным крестом «за покорение кавказа», 1864, и огромная чёрная текинская папаха

после чего ко мне приеблась обниматься и благодарить на ломаном русском – преклонная внучка барона врангеля, тася, что ли – таша!

я ей объяснил, что дедушка одевался так же, но она поправила: с газырями («но почему он носил казацкую форму, он же был не кавалерист?», вопрошала меня)

 

то меня внучки крузенштерна достают (на первом моём чтении в америке, на голосе, в 76-м) – ксюша крузенштерн-петерец, преклонная: перекрестила, поцеловала в лоб – «если б вы ещё по-русски писали…» – на мой «биробиджан», на всех сибирских и лагерных диалектах

теперь вот – врангеля

 

бывал у меня и внучатый племянник бадмаева, и внучатый же племянник капитана мосина («трёхлинеечки»)

и праправнук мичмана чирикова – палку мне медью оковал, и первый крис малайский подарил

 

а пушкин принёс в подарок книжку, «как говорит, надписать?» саша, говорю, надпишите просто: «пушкин – кузьминскому»

поскольку ПЕРВУЮ книжку александра пушкина (16-го) – в америке издал я, о чём внучатая племянница ГЕОРГАДЗЕ, марина (клан, боровшийся с шевранадзе), автор предисловия – не упомянула

хотя брала у меня интервью в январе прошлом

 

словом, всё было ничего, хотя меня чуть публично не изнасиловала «дагестанская вдова», актриска, жена сумасшедшего даена

потом она читала стихи – безобразные по-русски и клёвые – по-дагестански(?)

 

тусовался весь мой молодняк, со свежевышедшем нумером «магазинника» - открывается кузьминским (о, как всегда), далее идут эрль (под ксюндаминтом) и в.лапенков

и, помимо моей туземной мелкоты-младней (хорошие они, впрочем) –  большая публикация ильи бокштейна (и от меня)

но: пиздюки самодеятельные, пущая готовый набор эсси «илья или я?» в печать – не удосужились СВЕРИТЬ с оригиналом, параграфы и абзацы слиплись в нерасчленяемую речь

ладно, благосклонный читатель – сам расставит не употребляемые мною знаки препинания, буде прочтёт

 

и чего только там не понапихано

но главное – бочка фот

и рецензий и хроники есть (клёвых и крутых), на книги и кино

и высокие стихи моего любимого когана

и переводы, и голуби-голубятники

и «плоть»ники (гетеро-панки) с анной репп

и война алой и белой розы

и даже путешествия (я ж и рекомендовал) – братца сатановского по индии

но ваще, журнал распух чрезмерно и превратился в альманах

 

впрочем, уверяю (и влапенкова, и эрля, и иже) – в таком не стыдно печататься

единственный – во всей америке

 

по ходу писма – написал микрорецензию, похоже

вот и пошлю её – магазинникам

им же:

надо привлечь: пушкина, моше винокура

эрля, анри, хвоста

 

… и надоело копаться в этой авгиевой куче «самПИЗДАта»

заслуги г.л.ковалёва – приписаны чорт те кому (по сенильности ли бореньки тайгина, или – скорее – по наглому невежеству составителей-экспертов); меня им трудновастенько отодвинуть от изрядного участия в оном – хотя б.и.иванов и тщился (см. его публикацию в НЛО, где я возникаю в самиздате – лишь участником-соредактором «лепты» в 75-м, при том что ссылки в статье – на б.констриктора, нецитируемые, где я «начинал» несколько гораздо раньше), чего «не заметить» было не можно

я и заметил

но слепому (и мёртвенькому) было трудно состязаться со зрячей (где кусок пожирнее лежит) сволочью

вот и шнейдерман (которого гришка держал за полное говно) – размахивает своими никому (и мне!) неведомыми публикациями: «самсебяиздат – самсебячитат», с румпелем наравне с … рубцовым

было такого: и дружба с колей в лито «нарвская» («мимо окон эдика и глеба…»), недолгая но яркая (1961-62), о чём и было писано мною в антологии, том 5А (рубцов, горшков и шнейдерман)

но было и другое: почти полный уход эдика с «литературного горизонта» (в секретари к бухштабу) в 1964-75, и не вытащи я его (и морева) в «лепту» в январе предотъъездном, как старую гвардию…

и об этом, кстати, было писано – в антологии, в некоторых 5-ых томах

 

но антология, на которую «сампиздатчики» ссылаются на каждой почти странице (по ОГЛАВЛЕНИЯМ кулаковским в НЛО) – никем из них, кроме эрля (да и то: том 4А, имеющийся), не читаны и не читана: зачем?…

они составляют – по другим, более достоверным, источникам

по ю.новикову и э.шнейдерману (не считая самих составителей), и по обочине малосадовской – по эрлю (с 64-го-66-го)

напомним: в.и.эрлю на 1956-62 гг. было, соответственно, 9 и 15 лет…

шнейдерману же было – куда как поболе, и ему ли – «не знать»

 

я, к примеру, не быв, по младости абсолютной, участником и свидетелем филфаковских безобразий 1953-56 гг. (токмо наслышан), обратился к участнику и современнику лёше-льву лившицу-лосеву, и добрый год выбивал из него, письменно и телефонно – статью «тулупы мы» (едва ли не лучшую в антологии)

которую статью 1980-го – он, при публикации в НЛО, «с дополнениями и уточнениями» – попросту ОТЦЕНЗУРИРОВАЛ, убрав из неё лихой пассаж о «комсомольчике-неандертальчике» илюше фонякове, и по сю благополучно плавающего (отнюдь не золотом) по верхам…

 

«горный» 56-го – мне было куда как проще делать (помня наизусть весь сборник их с 57-го, и обильно из него цитируя, включая раннее говно мемуариста британишского), плюс – многие устные свидетельства геолога и теолога яши виньковецкого, художника-абстракциониста и близкого друга «от А до Б»: анри волохонского, хвоста, бродского-бобышева, и моего

помимо: с биофака ЛГУ (1957-60) я тесно общался с поэтами геолфака онаго же, которые знали – и горняков

 

и чего-то, при наличии гордина и с.поляковой (не говоря за ахматову и бергольц!), я не нашёл в справочнике имён наташи грудининой и наденьки поляковой, в чьих лито и на обширных матерных грудях – мы все и начинали, помимо лито т.г.гнедич и д.я.дара (равно и игоря леонидовича михайлова, ученика сельвинского, лагерника, автора лагерной же поэмы «аська»… тоже ведшего лито – нас, в начале 60-х…)

лагерница тётка танька гнедич, выкормившая помимо лучшей школы переводчиков (и поэтов!) всё «сарскосельское» лито – также отсутствует

на могиле гнедич читали: охапкин, купирянов, ширали, кривулин(?) – все звёзды 60-70-х, имеются на фото

и о них в антологии – написано и рассказано (тома 2А, 4Б и 5Б)

не помню, впрочем, имеются ли они в моих тяп-ляп и второпях сделанных оглавлениях к томам (сейчас, впрочем, можно проверить: ахметьев поклал на сайт РВБ уже пяток сканированных мною оных оглавлений)

 

но чем и как (вычетом кулачного боя, в морду) бороться с халявщиками северюхиным и Ко, и с сукой-мадамой прохеровой, их пригревающей? (моё «писмо на деревню девушке…», литколлаж на тему и темы, стр. 500-700 – было ей аж распечатано моим литагентом володей карцевым, с пару лет тому, но умеет ли сестрица мафиози – читать?)

 

отчего – в волнении куря ДВЕ сигареты сразу – лучше покончить с этой животрепещущей (и живодрищущей) темой

и отослать вам предыдущие намётки по етому (мать их ети) «сампиздату», числом уже – семь

(это, надо понимать, восьмое «отступление»)

 

сегодня пришло писмо от геночки трифонова, с трогательным описанием чтения моих «писем» (ему-то и ему немногим подобным – я и писал, обращаясь к преклонной, но живой – асеньке…)

асеньке же я отписал – куда более сурово: вечно и изначально тщится «примирить» меня – с пост-совковым истэблишментом (который куда гнуснее бывого, совкового: те хоть из себя не строили нецелованных целок!)

 

мне с ними – и на одном поле не срать, разве что – им на головы, из моего высокогорного куринохуйска…

 

на чём тепло прощаюсь с вами,

позвоните гене (хотя он сам вчера мне звонил), успокойте его

 

мы завалены снегом, но в доме тепло и уютно: вадик вчера и сегодня примчался за 20-30 миль ставить-подключать новый газовый обогреватель

так и живём

 

ваш ККК
 

 

Переписка К.К. Кузьминского с В. Лапенковым (2002-2015)

фотоприложение

памяти ККК