АЛЕКСЕЙ ХВОСТЕНКО

  
 

Фото В. Марамзина. Париж, 1979.

 
 

 

 

                                                        27 апреля 77 г. Вена

 

Привет, Анри, я в Вене две недели!
Спроси: "Ужель ты там? И неужели
Ты две недели мне не написал?"
Да это так - я втуне пропадал
Недели две в Унгарии восточной
И по Дунаю плыл рекой проточной.
Привет, Анри, с альпийского пригорка
Смотрел я вид последнего задворка
Походов тюркских. Что за благодать
Лес венский возвышался в каждой ели
И пеньем птиц в нем дупла все скрипели.
Да, они трещали, а я, от оглушительного своего пере-

мещенья
Утратил нежную способность воплощенья
в слова любви к тебе.
Семь пар ночей и дней
Молчанием был скован твой Эней.
Но вот теперь я говорить обучен
Имперский Рим стоит как редкий случай
Желаньем плыть к тебе
Привет, Анри! Сапют!
О сколько там я был
А ныне все же тут!

А.Х.
 

 

 

 


 
АЛЕШЕ ИЗ АРАВЫ /февраль 79 г./
 
Алешенька, я странствую вне дома
Где - спросишь ты. - Изволь, – южней Содома –
Географически - стоит моя нога
Обута кожей в форму сапога
Февраль, жара - вообрази такое
И общество - увы как сплошь мужское.
Передо мной в пустынной Араве
Деревья чахлые стоят на голове
Еще зима и прозябают травы
Кой-где сквозь камешки просовывая главы
Уже весна - и свадьбы у жуков
Под колкой тенью мертвых трав пуков
Парит орел и бродит антилопа
Верблюду вслед, дырою телескопа.
Ночные зрелища иной наводят сон:
Я созерцаю звездный Авиньон
Где полная луна как пленный Папа
И сфинксу - Льву Сатурн как третья лапа,
Юпитер с Диоскуровой ладьи /и т.д./

                                                         А. В.
 

 

 
 
- - -

Мимо летнего солнца за пазухой спрятанный глянец
Он заплатами крепкого тела смущая детей наготу
И забившись в солому дудел свой предутренний танец
Как нехитрый полёт рыболова на вертком плоту

Эти новости пар за окраиной летнего дыма
Эти новости пар узнаю по закрытым глазам
Ваших дрязг голоса и торжественно гул и значимо
Так на старые раны в тряпице приносят бальзам

Так поверьте я счастлив звучанием вашего дола
Как на стуле сижу опрокинув глаза за рекой
Паровозная доля за дальней стеной частокола
Паровозная совесть приносит успех и покой

Так поверьте я счастлив куражась в бегах торопливо
Мне приносит прощанье настой сентября над Невой
Мне приносят в бокалах печальное сладкое пиво
И на память зрачки застилают густой пеленой

ленинград
лето 62


 

 

 

в.стеблин-каменскому
а.стеблиной-каменской

 

иванушка, зачем забыли вы
с агашкой навещать хвостов москвы.

ведь в питере не выпадет тебе
съесть пудинг, приготовленный в москве.

поверь дружок, что жив приятель твой
не откажись поужинать москвой.

хотя б на завтрак загляни в москву,
я жив еще, хоть ем одну траву.

а ты, агашка, кто тебе внушил,
что здесь тобой никто не дорожил.

зачем, скажи мне, я рыдал весь день,
сквозь сон увидев дорогую тень,

мелькнувшую, когда? в моем лому?
чем досадил я взору твоему,

что этот твой единственный визит
и до сих пор хвостами не забыт.

за целой чередой других явлений друга?
или отныне нам ты не подруга?
 
 
 
 

- - -

 
Великий писатель пос-
леднего десятилетия
Сэнди Конрад мужес-
твенно охранял храм.
Мы в это время на-
ходились уже далеко
и жили слухами.
Ничего утишительного.
Смурь. Тоскливая игра
в шахматы. Мы сами
беседовали и говорили
с другими. Петя про-
должал нелепое путе-
шествие с вороной.


/Воспроизводится с машинописи
Эрля. Книгоиздательство "Польза",
Сэнди Конрад – псевдоним Александра
Кондратова. См. 1-й том и предисловие
Л.Лившица "Тулупы мы"
. – ККК/




 
 

                                    Ване Стеблин-Каменскому

 

ПЕЙЗАЖ
 
И вот опять повыпал снег,
Упал и на перила лёг
Заснул, лежит, как госпитальный флаг,
Небрежно брошенный на пол.
Костяк природы пасмурен и гол:
Петровский остров вдалеке,
Пейзаж японский на реке
И сигарета в кулаке...
Мы по мосту идем и утро
К нам возвращается обратно,
И город мёртвый, словно карта,
Из полыньи имперской курит.

16, февраль, 65
 
 
 
 
 

                               Р.Пуришинской

Прекрасная юная дева
Поклонник твой жалок и нищ
Ему ли желать королеву
Шатаясь направо налево
На досках просмоленных днищ

Отчизна ему напевала
О прелестях простеньких дев
О подвигах лесоповала
О вкусной ухе из нарвала
О страстном величьи дерев

Но он то есть я непреклонен
Он ждет тебя в свете другом
В прекрасном целительном лоне
Природы на северном склоне
России И вот уж бегом

Спешу я к тебе на свиданье
О Боже вот счастье мое
Всей жизни моей оправданье
Отчизне моей в наказанье
Улыбка и слово твое
 
 
 
 

 

                                     Л.Аронзону

Я уезжаю вашими трудами
И мне хулить напрасно паровозик
Что бегает над зимними садами
Уныние по городу развозит

Кустарщина введенная затея
Ине промыслов осталось не до песен
Попрежнему упрямо зеленея
На фикусах полдюжины ремесел

Куда вы разбредаетесь колёса
Вожжами ваше тело перевито
До первого удобного откоса

Мне до улыбок ласковая свита
Да до разгула летнего покоса
Всё водами весенними залито
 
 
 
 
 
                                        Л.Ентину

Совсем я не похож на лошадь,
припоминая форму чемодана,
напоминая ближнему корзину,
пропитанную запахом бензину.

Я не похож на чемодан без марки,
как не похож на чемодан без крышки,
домов обрушенные крышки
напоминают формы мышки.
"Мои вспотевшие подмышки
протяжный издавали звук".
Я чей-то был непризнанный и неизвестный внук.

Я не похож на виадук,
когда качают воду женщины,
и надо мной качался сук,
который нравился повешенным,
который нравился обиженным,
который нравился униженным.

И ниже не похож я вместе,
в своей одежде и штанах,
на тот изюм, который тесту
придаст знакомый запах кекса.
который нравится невесте
во время свадебного шествия
и небольшого происшествия
по поводу раздела пенсии
между двоюродными сёстрами.
Оставим прежние отверстия,
забудем вырытые скважины...
прости меня, мой огородник,
я не похож на бутерброт без сыра,
меня преследует пожарник,
когда он поливает дыры
из брезентового шланга.
Пожарников забавная шеренга
несут свой шланг подобно штанге,
огнетушителя ириску
поставив на свободном фланге.
И не похоже, что без ренты
переживу пожара я начало.
Пожарники несут стаканы
и пьют бензин заправленный касторкой,
придвинув крышку от кастрюльки.

Я точно не похож на булку
и на свободную катушку,
которую используют как втулку,
когда отказывают пушки.

Я здесь, повиснув, полечу над чашкой
в соседстве с опрокинутой букашкой.

4 апрель, 64
 

 

 

 

 






1.

из сборника "верпы"
 

дурное дерево


существует единственное место, куда приходят всегда, чтобы видеть,
исследовать и молиться.
 

2. каждый, кто приходит сюда, каждый приходящий сюда, видит это одинокое
дерево, это дурное дерево, плоское дерево.

 

3. оно является частью пейзажа, оно и есть пейзаж, единая часть пейзажа
на плоском небосводе.

 

4. все сучья и вся кора одинокого дерева знают свою принадлежность
пейзажу иену, которому поклоняются, месту, на которое приходят
умирать и молиться.

 

5. каждый су, каждый суксамоубийцы, живущего среди нас, превращается
в руку со стертыми пальцами, трогает дно небосвода, стеклянное дно
небосвода колодца-пейзажа.

 

6. временно все изменяется, длительность каждой картины видна изнутри
этих пальцев, и каждого пальца движенье /крик пустого растенья/
подобно внезапному окрику, крику пустому.

 

7. каждый проникший сюда исследует этот пейзаж своих мыслей о дереве,
исследует их всевозможные качества, начинку; и контуры мыслей его
встают перед ним несомненно в виде растенья иль дерева.

 

8. так, здесь вознамерившись, в этом пейзаже, у этого дерева, видит слова
свои, мысли он в странном сплетеньи корней, уходящих под землю,
к самому дну небосвода.

 

9. все качества дерева, каждая мысль и каждая подлая мысль о зле
именуемом "качество" здесь собираются вместе, чтоб видеть свое отражение
в качестве зла и насилия.

 

10. все птиц голоса и животных, все шорохи листьев, песка, муравьев и людей
принимающих образ растения, огромного дерева чрево в себя поместило.

 

11. каждый, кто мог бы гордиться размером своим, отделенным от плоской
картины, от плоского вида пейзажа, здесь превращается в тело текучее,
тело смолы древесины и /всего?/, чем питаются корни.

 

12. каждый, отведавший вкус превращенья отдельной секунды пространства в
единую плоскость пейзажа, дальше уж подло приплясывая, кружится в такт
откровению вкруг или около дерева.

 

13. это тюрьма, - говорит он, - по вкусу мне, этой тюрьмы, - говорит он,
по вкусу мне тело и место. здесь создается в едином мгновеньи все то,
чем питало нас время, нас отделяя от общего дерева-тела колодца-пейзажа.

 

14. страх, страх подвигает нас быть в этом месте, единственном месте, страх
превращается в благо, единственном месте, где узника благо становится
выше всего.

 

15. да, – говорим мы, - то страх это страх, это ужас пустынного зрелища
нас привлекает в тюрьму, в ту древесную плоть бытия, где свершается
высшее благо познания.

 

16. существует единственный раз та блаженная данность картины, совершенная
благость пейзажа, где слова превращаются е часть наших мыслей о
дереве, в самое дерево.

 

17. трудно! о, трудно бежать искушения этой мучительной прочности, этой
священной тюрьмы, возведенной мудрейшими нашими.

 

18. твари все падают ниц, преклоняясь в коленях своих, наклоняясь а
суставах своих, умножая ползучую фауну радости видеть исследовать
и молиться.

 

19. хор голосов оголтелых, мощный хор голосов, исходящий из глоток луженых
славят предмет свой - картину с единственным деревом, деревом дивного
умысла, трупа живого.

 

20. здесь хоронить мертвецов своих близких, покойников, братьев каждый
считает за дело семейное, право семейное, право любви и достатка.

 

21. вот посмотрите, - кричит он, - смотрите! в любви моей вы не найдете
блуда ни капли. похоть и семя свое возложил на алтарь я растенья,
дерева лучшего. в нем да продлится весь род мой, семья моя, совесть живая.

 

22. да, посмотрите, - вопит он, - смотрите! я от избытков своих хороню
престарелого брата-сестру свою, имя которой "неверие".
я от достоинств своих провожаю отца своего недостойного в путь его
легкий, в дорогу порока и праздности.

 

23. так приходящий сюда восторгается верой своей, умиляясь от мыслей своих
о проделанном трудном пути.

 

24. о, как был долог мой путь. - тщится мыслию он, - долог и тяжек.
но претерпел я недаром. вот наконец всей души своей деревом я обладаю.
вот, наконец, всей души моей дерево знает причастность пейзажу, месту,
которому поклоняются, на которое приходят умирать и молиться.

 

25. так говорит он. так говорим мы, так намеренно трудимся. так на могиле-
пейзаже нам тело растения чудится храм сотвориашее в чреве своем,
сохранившее плод свой внутри нас.
 
26. говорим, говорим, говорим... это плод, это камень! не живой, а подобье
живого, не живой, а подобие мертвого, мертвого, мертвого идола-дерева
с нашим "живым" в середине.
 
27. пресловутое дерево, имя рек - дерево, дерево дерева, детское дерево,
дерево жизни, пейзажа, колодца, небесного олова, дерево веры, учения,
святости, дерево флоры.
 
28. вот и его атрибуты: вот корни - приличная прочность, ветви - последняя
видимость, ствол - непроглядная тьма, или свет, или, лучше сказать вся
вселенная нашей тюрьмы.
 
29. что же спешить нам туда, где внутри и снаружи пейзажа устроена точная
копия всех наших слов о приличии, о приличии дерева, его совершенствах и
свойствах? что же? - спешить? - обнадежившись мыслью, что смерть лишь
бежит нас, а растения труп и плоды его собирать это дело проворства?
 
30. посмотри на себя - что ты есть! часть ли коры, древесины иль трепета
листьев? будешь доволен ли тем урожаем, что сеешь в себе?
 
31. ну и довольно об этом. картина меняется. крик или всплеск, эхо блуждает
в горах или волны зерцало воды искривляют - это теперь нам не важно.
мы теперь видим другое. аминь.
 
/1965 - 1974/
ленинград - москва



 
 
СТИХИ ДЛЯ ПСИХОАНАЛИТИКА
О РУССКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ
 
 но увидев тело музыки
вы не заплакали навзрыд,
или прохожий говорит:
скорбь вас не охватила?
да, музыки волшебное светило,
погасшее,имело жалкий вид.
ночь царственная начиналась...
мы плакали навек.

 

                      а. введенский

 
река-река плывет и спереди
видна трава, видны мосты
и громкий сон трамвая-верди
с утра заползшего в кусты.

и всякий беглый итальянец,
на немца холку вздернув шляпу,
выводит блеск и плеск на танец
то, что сверкал в бетховен-папу.

но что же? русский был лукав
забыт иль берегом нагружен?
нет, - мандолинную рукаву
певец зовет к себе на ужин.

поет он ей: "прощай, прощай,
о ты, как месяц над пригорком!"
и мышку вынув из плаща,
пускает в темную каморку.

какое дикое гуденье
услышит выходец из русских,
трамбона тренье и скрипенье
в кривых руках на запад узких.

нет, не гармония, река -
но ряд струи твой лезет в будку!
когда встаешь на каблуках,
заметишь тонущую шутку.

спасать ее? вот это дело!
а дирижер? - он будет дуться!
имея в пальцах складок тело,
он мог бы к нам и повернуться.

чтоб оглянуться и заметить:
вот мы! - несем реку в портфеле!
и певчих птиц придав планете
звезду колеблем еле-еле.

гляди на это представленье,
о дирижер, фанатик, скряга!
как мы ручьем теряя пенье
поем без устали "варяга".

но, но, река! потише! ваши
уж слишком хлопаются уши,
и гендель-бах стоит на страже,
отважно мусоргским укушен.

и преднамеренно повешен,
стремясь в сибирскую келейку,
из срубов маленьких скворешен
пускает в воду канарейку.

а мы уж видим речки спинку,
картечью встретив иностранцев,
и напугав морскую свинку,
пришельцев складываем в ранцы.
 

 

 
 
 
СВЕЧА
 

/К.М./


О свет песка ее
Чей пламень трут и камень
Огонь воды ее
Преобразится в пламень

О свет воды любя
Тьма стен ее стенает
И лишь ее любя
Ствол пламени пылает

В объятьях сов уснул
В поверхность воска шорох
Подсвечник снов уснул
Облокотясь на порох

О свет песка ее!

/ноябрь 1974/
 
 
 

 

 
ВОСПОМИНАНИЕ О ПЛОДЕ ГРАНАТА
 

/К.М./

 
Как бы начертан тонко плод
Мы видели вдвоем
В нем целый день хранился мед
Перед ночным дождем

В нем целый век варился сок
Чтоб отойти ко сну
Он был начертан как цветок
В персидскую весну

И средь невидимых светил
Струящимся огнем
К нему наш взор прикован был
Чтоб стать его вином

/ноябрь 1974/
 
 
 
 
 
ВЕРШИНА РЕКИ
 

                         моему драгоценному пр. Ентину
 
о Ентино
ты где упало
где твоя потерянная рука
или ты оставил ее там
когда я последний раз проходил мимо
когда я последний раз проходил
меня очень удивило
что ее не было

следующая глава начнется
с повторенья предыдущей
и займет места
немного не больше
притока Волги
или ее Дуная -
мамочка может плакать
о своем дитятке
оставленном в камышах
или
в камышах дитяти
рыдать на удивление всего рыболовецкого общества
это всё зря
я могу поручиться
за пустячную затею с государственным рублём
могу ни за что не ручаться
могу не ручаться
Ентина вышла на удивление
приблизительность которой он съедает котлету
вызывает приступы необъяснимого
необходимого веселья у них
вызывает у них икоту и рвоту
а скорее всего
ничего не вызывает у них

эта следующая глава
была последующей главой предыдущей
 
 
 
 
 
ЭЛИКА БОГДАНОВА ЕРС /НЕ/
 
ремонт оконных рам
и всё строительство соборов века
работа грузчика
или портного нитки
что придают известный блеск строенью
/не/
правильность углов
неровность пола
и суток вечные приметы
/для вечера чудесное соседство/
овечье стадо месячных ночей
/не/
листья и тряпьё
и чертежи побега
прощальный жест еще
/не/
сделан
и не весь
/не/
сбыт
и /не/
просрочен
/не/
кроме торжества
торжественно ничто
ничто торжественно несёт
себя
и шествие стекла
как продолженье шествия стекла
как изученье шествия себя
/не/
шагом и бегом
ползком
на корточках
впотьмах
/не/кома каратин
/не/
запах изолятора и бабы
не жеребячий пах
и не кобылий дых
и /не/ прилив
перегородит авва
/не/
весть перегородит сух
что лестницы синоптик хрупкий
лапки
его сжимают кожу деревяшки
и храмика подножие
в ногах
 
 
 
 
 

ОТ ЮРЫ ГАЛЕЦКОГО И /!/
 
куда
и чемодан
ремней поклажа - чудеса лингвиста
что существо - роман
и висельника свиста
чего вокруг
пустынного холста
листа
вокруг
еще ландшафт румына
выпи
паровоза
еще могилы
стулья и столы
все зто верх чего? -
/!/
низ частного
верх местного
граница медного
свинцового кумыса
/!/
я видел как лиса
я видел как ее расцветка
и вот в уме уже готово место
или осталось часть
пустующего места
чтоб разглядеть следы
оставленные вместо
следов
оставленные вместе
и с тем
куда ведут следы,
/!/
работа версия -
кадило производства
игры скандальная испания -
/ползучая вокруг тюрьма/ -
игра в отбросы
социального сырья
игра
в ответы
северного быта
игра с рукой
в термитнике
в окружности окрестности
игра с рукой
по заключенной местности
/!/
вот вещи
вот предметики
их часть предметов
важная персона
в руках сверкает важная персона
и влажная поверхность вещи
бумажная ее конечность
конечность всех ее углов
законченность ее отсутствия
видна повсюду
протяженность флоры
и вытянутость фауны видна
/!/
событие
как жест
событие
как жесть
как груз
событие поклажи
событие имеет тяжесть
разность
сумму
корень
степень
событие имеет деток
девочек
- /событие трубя/! -
повсюду есть
событие себя
/!/
 
 
 
 
 
ВЕЧЕРНИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПРИ РАЗГЛЯДЫВАНИИ
ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ЧАЙНИКА
 

"странник, знаешь ли любовь"

     /а.грибоедов/
 
в каком предмете пустотелом
таят невежливые вздохи
счастливцы, знающие ухом
всю прелесть слабостей порочных
в каналах мысли водосточных?
ПРОВЕРИТЬ ЭТОЙ ТАЙНЫ ПРОЧНОСТЬ
посыпать эту тайну дустом,
раскрыть влеченье парашютом
с очаровательною грустью
нам редко в голову приходит...
а, между тем, на пароходе,
когда мы покидаем сушу,
сомненье прячется нам в душу,
и червь, как сердцевину груши,
себе в обязанность положит
грызть наших доков перепонки...
ах, наши дёсны слишком тонки,
чтоб запросто вместить обычай,
любезный волосатым предкам -
красть со столов господ объедки
и наливаться кровью бычей;
нам наливаться соком вешним
в пределах полинялой клетки.
да, - прочь из клетки!
знаешь, странник,
о пользе выигранной битвы
мы узнаем под взмахом бритвы,
подчас не узнаём солдат,
в ручье же видим водопад,
хоть он поверхностно недвижим
и силой буйною обижен.
нам падать на штыки позора
приятнее, чем спать во ржи,
хоть часть она того узора,
в котором облако кружит.
ах, странник, странник!
что за притча -
твоя посудина из жести
глухие подает надежды,
тревожные приносит вести.
 
 
 
 
 
Шабашная песнь
                ведьмы


Гутц!
Алегремос!
Астарот,Бегемот!
Аксафет,Сабетен!
Тенемос!
Гутц!
Иаяла,на,де,кагале!
Сегане!
Веде,шуге,не,де,ле,шуге!
Сегана!
Гулле,гуале,на,да,лаффа!
Сагана!
Шиха,эфан,рове!
Чух,чух!
Крыде,эхан,сцохе!
Чух,чух,чух!
Гутц!
 

 

Кубуту!
Абту!
Ков!
Чух,чух!
Тубцы!
Ка!
Убту,убту!


 
 
 
 
ПРИЛИЧИЯ РАДИ
 

 

м.в.ломоносову
 

"правда, приятно согласие музыкальное,
приятны и колеры, но их приятность весьма
разная"

"к чему кто склонен, тому то больше и
приятно. не всем одна забава угодна."

/из речи академика и.вейтбрехта

о клавесине для зрения/

 
мы в колбочках теперь
летим в стекляшках
бусинах
летим теперь
и вежливо киваем встречным:
"с добрым утром
"здравствуйте
"когда
"мы снова встретимся
"на этом промежутке
"когда мы вновь
"в той паузе столкнемся лбами."

/ах что за удовольствие
лететь на чистой ноте
иль плыть покачиваясь
на второй линейке
упрятавшись в бадью диеза/

и каждый раз
суворова встречая
снимаем с головы ультрамарин
а колер полководца подбоченясь
нам тоже весело
кричит "ура" с монблана

вот всем на удовольствие
война
за право
наслаждаться трением
соприкасаясь с хрупкостью стекла
и щуриться
на яркие дощечки.
 
 
 
 
 
                                     /к теме любви/

в трубе застряло облако. топор
забыв свой давний спор с инаковерцем,
скрипел по каменному дну землепроходца,
как тот комар, что с незапамятных времен
свалился с берега на тощий ил болот
и там искал свой молот.
нам был виден
и край растенья стиснутого морем
со всех сторон и оборот коня,
влекомого охотником в сугроб,
затем охотник с головой коня,
/он рыщет по лесу с огнем в руке и дудкой/
свистело небо в дырки барсуков,
катился шар жука по наковальне...
и мы нашли ее. она со всех сторон
была занятнее и веселей чем глобус.
любовь светилась, точно кактус,
когда в нем ищут блох индейцы,
она нам предлагала экскурс
по отпечаткам своих пальцев.
любовь висела на пружинах
кустов и медленной поляны,
текла в ручьях, скользила под обрыв,
и там замешкавшись, стонала
под тяжестью паров весенних и ночных.
любовь происходила, как нарыв
и этот воздуха порыв
с ней заодно кипел и удалялся,
и где-то в чаще повторялся
в сплетении корней.
пеньков замшелых груды
валялись под деревьями
печальным памятником прежних увлечений.
они напоминали баснописцев -
посланцев в мир глаголов и шнурков,
/им не хватало башмаков,
чтоб быть изящнее и несколько повыше./
да их соломенные крыши
прогнили и светились,
когда в них, пробужденные, смотрелись
лягушки, бабочки, козявки, мотыльки
и пехотинца гвозди, вбитые в сапог...
любовь происходила как поток.
и мы неслись на щепке без подков,
без всех узлов и медных побрякушек,
без фитилей, нарядов и подушек
под душным сводом лопухов.
и мир куском ольхи повис над горизонтом,
когда все стихло.
облако вспорхнуло
на край трубы и там повисло бантом
в пазах кирпичной кладки домны,
и только в раме бронзовой качался франтом,
повязанный шарфом евгений томный.

март 65
 
 
 
 
 
ВЕРПА /ПОРТРЕТЫ ДРУЗЕЙ/
 

а.сорокину
 

мишени это: петербургская сторона
васильевский остров
коломна
аптекарский остров
охта
выборгская сторона
голодай
новая голландия
франция
италия
фармакология
вологда

            одним словом
российская /империя/
 

 

1

далеко виден петровского острова серый
скелет /автономная кочка/
так невзначай его выдумал японский
живописец или мыслитель
так мы сами рисуем его в зарослях
тигра или с камышами в руках
так он питается влагой маркизовой лужи
и напичканный важной историей исчезает
в европе
 

2

вот человек
не умеющий собственно слово "дышать"
вывести за руку
из ряда других
ничего не значащих слов
вот человек
/в шляпе
или с исакием на плечах/
бросает вышеупомянутую историю
на игорный стол
и рассуждая о невозможности проигрыша
уже целую вечность ставит на зеро
/нуль/
 

3

в родительском доме происходят странные
вещи / /!
отвечая на...........
и поглаживая европу по головке он прошел
вдоль зимней канавки к неве
где-то в складках его одежды затерялись
нидерланды
/а что собственно?/
в португалии - салазар или я
и
/был там столетием раньше/
 

4

сразу за охтой начинается провинция
бабы и мужики полощутся в лужах
громко хихикая и брызгаясь грязью
далее следует тщательно Охраняемая
помещичья усадьба
с портретами бывших вологодских
предводителей дворянства
/в подвалах/
церковь в которой на пасху
/да и все остальные погоды/
слышен стук друг о друга латунных шаров
и далее -
в самом низу -
за границей:
подпись моя
/а.хвостенко/
 

5
 
сундуки
саквояжи
портпледы
коробки
чемоданы
все сдается в багаж
/с условием непременной отдачи их
по концу путешествия/
но на глазах у меня совершается чудо
некий / один / чемоданчик
путешествует тут же
/рядом со всеми туристами/
один
без "хозяина"
 

6
 
а иначе
мишени - это лишения
/постоянные пропажи когда-то
значительных слов/
записанных раньше
условий и правил игры.


/ККК: Сорокин, Алексей Георгиевич - эстет, бродячая душа Петербурга, друг Роальда Мандельштама и живописца Арефьева, о нем - особо./
 
 
 
 
 
БАЛЛАДА О ПРИМИРЕНИИ ДВУХ ГЕНИАЛЬНЫХ
МОСКОВСКИХ ПОЭТОВ
САПГИРА И ХОЛИНА

побил сапгира холин,
а холина сапгир,
сапгир был долго болен,
а холин съел клистир.

пришел к сапгиру холин -
послушай, друг сапгир,
пойдем-ка лучше к оле
и вставим ей клистир.

дай мне английской соли,
а я тебе дам мазь,
воскреснешь ты от боли,
над полом закружась.

а я благополучно
очистив свой живот,
не буду больше вспучен,
а ты наоборот.

немного поразмыслив,
сказал ему сапгир -
в твоих речах нет смысла,
но прав, как сапгир. /?/

как я почти ты волен
молоть любую чушь,
я не хочу быть болен,
но выпить я хочу.

давай скорей лекарство,
бери скорей мое,
и мы устроим царство
от царства своего.

пойдем, конечно, к даме,
и будем пить вино,
и эту даму сами
мы выпьем заодно.

так холин примирился
с сапгиром наконец,
он с лавром распростился,
сапгир же снял венец.

/май 67/
 
 
 
 
 
О ВОЛНЕНИИ ОТ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕННОГО
ПОСЕЩЕНИЕМ НАШЕГО СБОРИЩА
ДВУМЯ ПРЕКРАСНЫМИ ДАМАМИ

катю и сарму хвалить мы намерены здесь ныне,
катю и сарму, прекраснейших дам описать лучше,
чтобы достоинств их дивные качества вдруг вместе
вам в ослепительном блеске явить сразу.

мы словно овцы слепые, бродили впотьмах, ночью,
падая в ямы, ломая вотще пальцы,
только сейчас в лабиринте невзгод нами путь найден -
света источник двойной нам теперь служит.

вот, мы как зайцы, бежим, облиняв шкурой,
новой одеждой сверкая в полях майских,
нет ликованью предела, быть нет грусти,
в диком веселье готовы всегда поливать розы.

кладезь богатств величайших, в себе жемчуг,
мы, словно устрицы моря с трудом прячем,
тайное в нас для прекрасных ловцов станет быть явным,
чувства поэтов немых обрели голос.

катю и сарму могли б мы хвалить дольше,
но дифирамба закон нам велит кончить,
нет драгоценней молчанья, чем петь стоя
сарме и кате наш гимн посвятив чудный.
 

 сочинение магистров и бакалавров
изящных искусств и высоких художеств.
 
хвостов: алисы и алеши и вити и лени.
 
 
 
 
 
ЭЛЕГИЯ
 

с.есаяну
 
наступил на нас мороз,
говорить не можем слова.
в мыслях: запада тунгус
ждет богатого улова.

звезда полярная - медведь,
кометы хвост ему назначен,
как хорошо в снегах лететь,
когда весь мир переиначен.

когда подумаешь - узбек
песок кладет себе на брюхо,
а ты летишь наискосок
и перевесть не можешь духа.

когда, качаясь, дерева
идут вдоль темного забора,
ты улетаешь в ереван,
с усмешкой глядя на помора.

помор! зачем тебе вода?
зачем ты плаваешь на льдине?
смотри - еще летит куда
твой бог обугленный и синий.

смотри - еще бегут они,
дымясь в снегах, твои олени.
но арарат задул огни
поставив друга на колени.

/февраль 1972/
 
 
 
 
 
АНТИНИЗМ
 
псевдо всех бы
эх бы
д ну
идет ко дну
решений штопка волосатая
мерещится кошмарная коза
бызы бызы

 быкастая корова
бежит кудлатая корова
и между влажными штанами
кого да мокрые упал
 

а на нее

ползет ее
ее ее съедает
ее не жалуется
вам
её еёт
но ает
как будто этим самым вот
куда ееешь ея
но вдруг
оно опять уёт
зачем ему тоска снедает
и незаметно улетает
её топорщится уже
и этим ижет
смотри пониже
 

КОНЕЦ

 

 

 

 

 
ПУШКИН И ГЕНИЙ

поэт пушкин сочинил следующие стихи
поэт пушкин вбегает сломя голову и останавливается на холме
поэт пушкин желает прочесть следующие стихи
вот эти следующие стихи:

 если жизнь тебя обманет,
не печалься, не сердись!
в день уныния смирись:
день веселья, верь, настанет.

сердце в будущем живет;
настоящее уныло:
все мгновенно, все пройдет;
что пройдет, то будет мило.
поэт пушкин никогда не сочинял следующих стихов
поэт пушкин плюет опять из своей засады
поэт пушкин хочет пройти в другом месте но снова
натыкается на следующие стихи:
 чёрт бы взял воспоминанья!
чёрт побрал бы вас всех, баб...
кроме лишь одной-единой...
узкая скалистая тропинка в горах. раннее утро. пушкин быстро
и сердито идет по тропинке. полураздетая девка старается
удержать его и говорит следующие стихи.
вот эти следующие стихи:
 постой-ка! из тебя повыбьют пыль,
своротят скулы, фонарей наставят.
старушке уж не хочется домой. она прячется за спину прохожего
и не саоим голосом кричит "ку-ка-ре-ку". пушкин средних лет
недоуменно оглядывает эту сцену.
поэт пушкин сочиняет следующие стихи:
 царь с царицею простился
в путь дорогу снарядился.


 



УЧЕНИК БАСЁ / ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ПЬЕСА

 
 "я чую дрожь и в членах и в костях
меня винят, что совершил я это"
                                    эдип
"разумеется, пугало из разноцветных перьев"
                           из той же поэзии

действие.

помещение в этаже, лес, шум /он дик/, "эй, лодку" но, впрочем они
тянут катушку с проводом, но, впрочем, кровь, кровь, кровь, кровь, сперма.
 ее хватают и волокут в беседку. волос, поворачиваясь к скуле,
"маша тащи самовар". выстрел. порядок смерти. увы, увы!
быстрым шагом он покинул город.
голос:
"что вы там делаете с этим ёбаным автобусом7"
пока отец считает члены сына. составляет тело. бесформенный,
уродливый обрубок.
 голос:
"вот это бока левого примета"
откуп, косой треугольный парус перед фок мачтой. агаву самоё.
гнющий дед. сосёт её хуй. весь экипаж на борту корабля.
голос капитана шафмана: "я умереть могу"
 взвизг: "кто берёт железо"
взвизг: в задницу. раздвигается. вздвоены.
было темнее. темнее чем сейчас. сейчас не темно. сейчас всё
отчётливо видно.
 
басё: /выставив в окно пулемёт: чужую кровь и семя/ я вам покажу,
жопники, бляди! ёбанные пупки! пиздорванцы!
 /делает очередь/
там падают, снова падают и ещё раз падают.
басё: /устало/ пиздец...
маша: /вылезая из-под ящика пулемёта/ где твой конец?
басё: /удивлённо/ и ты, блядюга, здесь?
маша: нет, не я. это он меня заставил. говнюк!
 
 выстрел
медленно пролетает сковорода
шорох
басё падает.
 
маша садится на пулемёт, корчится в родовых муках, ей гадко.
кидает в дверь гранату. появляется повивальная бабка.
пытается вынуть плод. выстрел. падает. шесть резвых близнецов
снимают масхалаты. истово крестятся.
 
басё: /чавкает, собирая свой труп/ ах вот как. шестеро!
 
тут входят два монгола и всех выносят.
 
конец.
 

 

 
 
- - -

 
жуки ползут на тонких лапках
ведьмы трогают цветы,
и вселенной дикий запах
превозносит имя-ты.

кречет ищет место вроде
хоровода с преступленьем
церемоний с наказаньем,
хорь его послушный воле,
ходит по полю в камзоле,
собирая показанья.
 
 
 

 

 
ПОСВЯЩЕНИЕ ТРИСТАНА
 
неразделенный разомкнут
в своей привязанности к телу,
возьми пастуший прут и кнут,
ступай к отцовскому наделу.
смотри - как муха, оседлав
круп непокорной кобылицы,
прочтет все сорок с лишним глав,
и съест последнюю страницу.

/июль 65/
 

 

 
 

 
- - -

 
судьбу жука, ушедшего в карман
и флейту лона, что пропела басом.
куда пропал твой голубой дискант,
о, черви. вами, вами съеден кант
о черти звучные вместительного лона
гудящего подобия бидона,
губящее все, что попало к вам.
лягушек квак из пищевода выпи,
куда бежать от вашего кивка -
за пивом, или, чтобы квасу выпить
микробы тоже гибнут внутри вас.
смертелен жизни чрева контрабас
и мозга полужидкий этот бубен
висит над лесом гибелен и трубен
 
 
 
 
  

ПРАВИЛА ДЛЯ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ
ЖЕЛАЮЩИХ СОСТАВИТЬ СВОЕ СЧАСТИЕ
С НЕ МЕНЕЕ МОЛОДЫМИ ДАМАМИ

1. как добыть даму.
а/ даму лучше добывать невзначай:
 добыча дамы на прогулке или в музее,
но ни в коем случае не в ресторане,
равно как и не в общественном туалете.
 
увидев даму на прогулке или в музее желательно приблизиться к ней
незаметно и поместиться за ее спиной, ожидая благоприятного для
себя момента завести с ней разговор приличный, причиною коего
могут являться:
 падение разнообразных предметов в непосредственной
близости от прекрасной дамы. попадание коих в оную
могло бы стать серьезной причиной для повреждения
ее красоты. таковыми предметами могут являться:

а/ картины выпадающие из рам.
б/ метеориты.
в/ булыжники,
г/ жёлуди.
д/ трамваи.
е/ пилястры, люстры и т.д.
 
2.
 
дуська вымети куда-нибудь эти листья
а то я за себя не отвечаю.



 
 

опус второй
 

"мне скучно бес"

пушкин
 

ОЖИДАНИЕ

 
сидел в кафе и писал в блокноте без знаков препинания печатными буквами
письмо своему приятелю, сидевшему напротив меня за столиком:
 

  "КРУГ В ИЗМЕРЕНИИ КОЗЕРОГА ДОЛИ ЕНТИНА ИЗ КОЕГО ВЫХОДА НЕТ НИКОМУ

ИЗ ВСЕХ ПЫТАЯСЬ
СВАЛИТЬ ВСЕ /ТУТ СТРЕЛКА УКАЗЫВАЕТ НА КВАДРАТ/ УШЕЛ С ДУСЕЙ
УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА МИЛЫЙ ДРУГ ТА ЧТО ВСХОДИТ В ПЕЩЕРА  ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО
МУЗЕЯ ПРЯМО ПО КРАЮ СВОДА И ПОЛЗАЕТ КАК СВЯЩЕННЫЙ СЕРЕБРЯНЫЙ ЖУК
БУДТО БЫ ОДНОПОЛОЕ ЖУИ ЭТО ЛУЧШЕ ЧЕМ НЕДОПИТЫЙ КОНЬЯК ДУСЕ ЧТО ЛИ
ПРОПАВШЕЙ ПОД МОСТОМ ТРОЦКИМ И МЕНЯ ПОГУБИВШЕЙ
ТАК ЧТО НЕ В ТО ВРЕМЯ КАК ОТПЕВАТЬ ШЛИ ПОКЛОНЫ ЗЕМНЫЕ ПОЯСНЫЕ И
КЛАНЯЙСЯ ТАК ОТПРАВЛЯТЬСЯ
ПОСЛЕ ПОЛУНОЩНОЙ САМОЕ СТРАСТНОЕ И ЛУБОЧНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ КРАСКОЙ
РУМЯНАМИ И СТЫДОМ ЗА ОТСУТСТВИЕМ
ЭТО ТО ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ ПОГИБЕЛЬЮ ЧЕРТОВОЙ ДРАМЕ КУЛИСНОЙ КРАЛЕЙ
ГОВОРИТ МЕНЯ НЕ ОБМАНЕШЬ РОЖА
ЖНИ ЖНИ ТО ЧТО ПОСЕЯНО ВСЕ РАВНО ВСЕМ МИМО МИМО УХА МИМО НОСА КОПЫТА
УЖ КОРОМЫСЛЕ И ГОВОРИТЬ НЕЧЕГО
ПОСЛАННЫЙ ФИРМАН НЕ ДОШЕЛ ДО ВЕЩЕЙ ИХ А ДКОЛЬ ЛЮБИМЫЙ НЕ ЗНАЮ И
РАССПРАШИВАТЬ О ТОМ НЕ СОВЕТУЮ ВАМ
В ЭТОМ МОЙ ГУМАНИСЬМ И ЕСЬМ
НЯ ЭТОМ КОНЧИТЬ РЕШИЛ И РАБ БОЖИЙ АЛЕКСЕЙ"

писав такую ничего не значащую записку, я передал ее визави, а через
которое время получил ответ:
 "ТОЙ ЗВЕЗДЫ СЕДЬМОЙ КОНЕЦ ЕСТЬ В ГОЛОВЕ КОЗЕРОГА РАСТРУБОМ В УМНУЮ
РАКОВИНУ ЗЕМНАЯ ГЛИНА ПРОЛЕЗАЕТ С ОТЧАЯНЬЯ И ПЕРЕПОЯ НЕ УДЕРЖАТЬ В
ПОТНОЙ РУКЕ СЮДОБУ ТО БИШЬ РЮМКУ И СОРВАЛСЯ В ВОДОЕМ ИМЕНУЕМЫЙ ЛЕТОЙ
ЗАХЛЕБЫВАЯСЬ В СТОЧНОЙ ВОДЕ УЛОВИЛ ВОРО»ЕНИЕ РЫБИЦЫ С БЮСТИКОМ В
7 ЧЕТВЕРТЕЙ
ДАР ЖЕ ГОСПОДЕНЬ НЕ ПРОПАДЕТ ЗРЯ
ПОСЕМУ НЕ УДИВЛЯЙСЯ ЖЕ КОЗЕРОГА НЕБЕСНЫМ ОШИБКАМ КОЛИ КОНИ ПООБЕЗНО
ЖИЛИ А ДЕТИ НЕ РОДИЛИСЬ
ПОГЛАДАЕМ ЖЕ КОСТЕЙ МОНСТРА С ГОЛОДУХИ И ОТПРАВИМСЯ ЩИ ХЛЕБАТЬ
ЛАПТЕМ В СИНАГОГУ СЕЙ ПАНТАГРЮЭЛЕМ ДА ПРОСТИТСЯ ТВОЕМУ СЛУГЕ КОЗЕРОГОМУ САМОЗВАННО ИМЕНУЮЩЕМУСЯ КОЗЕРОГ"
этом сидение в кафе закончилось.
семь часов вечера я был арестован.
рез три дня меня судили.
 
 
 

  

 

ДЕСЯТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ ВЕРПЫ
ПОСВЯЩЕННЫХ ИГОРЮ ХОЛИНУ
 
 
1. МОНОЛОГ ГАМЛЕТА

Я насыпать лечу
Я усыпать плечу
Я просыпать врачу
Как разумно свечу
Задувает комар
Как законно свечу
Уплывает комар
 

Я посыпать хочу
Я повыпать точу
Я не ыпать кечу
Покажу покачу
Малый кучер качан
Мой совет палачу
Унавечить топчан
Урезонить сочан
Узаконить лючан
 

Я насыпать лечу
 
 
2. МОНОЛОГ ОФЕЛИИ

Стоит стоит
Наитие азона
И самый дух
Цветочной клумбы
И газона
Стоит стоит
Как маятник бизона

 
Лежит лежит
Еще мое копыто
Моя подкова -
Бедное созданье
Подкова следуя копыту
Лежит лежит
Посередине мира
 
 
3. МОНОЛОГ ПОЛОНИЯ
 
Я знаю тощего электа
Которого электа дека
Которого аспект кадета
Которого адепта зека
И дочь моя бессмысленно одета
Зачем оде ей алеута
Зачем ночей ей парапета
Зачем чижей ей в закоулок
Зачем ужей ей переулок
Зачем свирели ей походка
Которая всегда одета
О дочь моя -
Для Гамлета находка
 
 
4. МОНОЛОГ ФОРТИНБРАСА
 
Грохот бо
И грохот бы
Зачем вы все рабы бобы
Я собственный свой боб
Кладу в сугроб
А всех нас ждет зевая гроб
Зевай и ты - наследник Пушкин
Исследуй погреб рыжей девы
Ступай направо
Нет налево
В ее владениях еще я не был


5. МОНОЛОГ ТЕНИ ОТЦА ГАМЛЕТА
У - у - у
Н - н - н - и
Гамлет
............ И
 
 
6. ЛЮБОВНОЕ

Покуда бык
Покуда ястреб
Покуда дуб
Покуда ясень
Покуда мир
Ах дескать мир
Покуда Верпа на клавир
Покуда жопа не идея
Покуда девка хорошея
В постель сама еще идёт
        Любовь покуда не помёт
        Любви покуда не поймет
Себе ж пускай пока наймёт
Многозарядный пистолет


7. ПОЭТИЧЕСКАЯ НАЧИНКА

Радищев-Кутузов
Хемницер-Державин
Бобров-Менделеев
Русское слово вот
Ах у поэтов столько забот
Чтоб слово прыгало как кузнечик
Чтоб знаки жуками ползали по строке
Чтоб восклицательный подсвечник
Свечу стиха держал в руке
 
Кюхельбекер-Романов
Карамзин-Рюмин
Марамзин-Рыжий
Хвостов-Тёртый
Великолепие поэтической морды
Мордобитие дидактической хорды
И наконец похмелие Верпы
Лежит в Рогоже
Пирогом с рыбой
 
 
8. ГИДРА
 
Летит ее
Летит её
Ползёт своё
Родное тело
Отчасти худ
Отчасти уд
Отчасти пуд
Но и у а
Машиный кал
Но и у а
Мышиный вал
Но и у и
Летая звал
Такую
Славненькую
Гадину
 
 
9. ИЗОЛЯТОР
 
Виден новый
Виден отче
Виден лучше чем гусак
Паровоз

Дальше виден
Стебель длинный
Какой мудак
Его занёс
На этот холм старинный
 
 
10. ТРЮМ

Внутри собаки
Жуть и мрак
Внутри енота
Жуть и мрак
Внутри рыбёшки
Пустота
Внутри бутылки
Пустота
Внутри затылка
Пустота

Внутри коровы
Жуть и мрак

ноябрь 1965 года

 

 
назад
дальше
  

Публикуется по изданию:

Константин К. Кузьминский и Григорий Л. Ковалев. "Антология новейшей русской поэзии у Голубой лагуны

в 5 томах"

THE BLUE LAGOON ANTOLOGY OF MODERN RUSSIAN POETRY by K.Kuzminsky & G.Kovalev.

Oriental Research Partners. Newtonville, Mass.

Электронная публикация: avk, 2006

   

   

у

АНТОЛОГИЯ НОВЕЙШЕЙ   РУССКОЙ ПОЭЗИИ

ГОЛУБОЙ

ЛАГУНЫ

 
 

том 2А 

 

к содержанию

на первую страницу

гостевая книга